Па-беларуску На русском
Правозащитники Против Пыток >> Библиотека >> Мартин Лютер Кинг. Есть у меня мечта

Мартин Лютер Кинг. Есть у меня мечта

ЕСТЬ У МЕНЯ МЕЧТА

Мартин Лютер Кинг

Речь, произнесенная у подножия памятнику Линкольну в Вашингтоне 28 августа 1963 г

Сто лет тому назад великий американец, тень памятника которого символически осеняет нас своей тенью сейчас, подписал Прокламацию об освобождении рабов. Этот памятный документ стал маяком, несущим свет и надежду миллионам негров-рабов, гибнущих в испепеляющем пламени несправедливости. На исходе долгой ночи рабства забрезжила радостная полоска рассвета.

Но сейчас, сто лет спустя, мы стоим перед трагическим фактом: негры все еще лишены свободы. Сто лет спустя жизнь негра по-прежнему опутана цепями сегрегации и дискриминации. Сто лет спустя негры все еще обитают в одиночестве на острове нищеты посреди огромного океана процветания. Сто лет спустя, как и раньше, негры загнаны на дно американского общества и чувствуют себя изгнанниками в родной стране. И сегодня мы пришли сюда, чтобы донести до всех весь трагизм нашего положения.

В некотором смысле мы пришли в столицу нашего государства, чтобы получить по счетам. Когда творцы нашей республики писали великолепные слова Конституции и Декларации независимости, они выдали своего рода вексель, держателями которого являются все американцы. В этом векселе содержалось обязательство, что все люди получат неотъемлемое право на жизнь, свободу и счастье.

Сто лет спустя мы видим, что Америка не выплатила своих долговых обязательств, по крайней мере, в отношении своих цветных граждан. Вместо того, чтобы соблюсти условия этого священного обязательства, Америка выписала негритянскому народу чек без покрытия, который был возвращен с отметкой «недостаточная гарантия». Но мы отказываемся верить, что банк справедливости обанкротился. Мы отказываемся верить, что в огромной сокровищнице американского народа иссякли возможности. И вот мы принесли этот чек сюда – чек, который позволит нам получить по нашему требованию сокровище свободы и гарантию справедливости. Мы также пришли сюда на это священное место, чтобы напомнить Америке о небывалой остроге данного момента. Сейчас слишком большой роскошью была бы попытка спустить на тормозах или отделаться градуализмом как патентованным успокоительным средством. Настало время выйти из долины смертной тени – мрачного ущелья сегрегации и вступить на залитую солнцем тропу расовой справедливости. Пора распахнуть врата равных возможностей перед всеми детьми Божьими. Пора вырвать наш народ из зыбкого песка расовой несправедливости и поставить его на твердокаменную основу братства.

Было бы непростительно, если бы американцы недооценили неотложность момента и решимость негритянского народа. Жаркое лето законной тревоги и недовольства негров будет длиться, пока на смену летнему зною не придет бодрящая свежесть осени свободы и равенства. 1963 год – это не конец, это начало. Тех, кто надеется, что неграм достаточно лишь «выпустить пар» и тогда они успокоятся, ожидает грозное пробуждение, если страна просто вернется к своим обычным занятиям. Америка не получит ни передышки, ни покоя, пока неграм не будут гарантированы гражданские права. Вихри мятежа будут сотрясать основы нашего государства до тех пор, пока не наступит светлый день справедливости.

Но есть одна вещь, которую я должен сказать и своему народу, собравшемуся на разогретых солнцем ступенях, ведущих в царство справедливости. Добиваясь для себя должного места, мы не должны допускать неправедных действий. Не будем искать утоления жажды свободы в чаше злобы и ненависти. Мы должны неизменно вести нашу борьбу, оставаясь на высоте достоинства и дисциплины. Мы не можем позволить, чтобы наш созидательный протест выродился в физическое насилие. Снова и снова мы должны подниматься на такие вершины, где физическую силу покоряют силой духа. Прекрасная новая боевитость, которой охвачена негритянская община, не должна привести к недоверию ко всем белым, ибо многие наши белые братья – свидетельством чему является их присутствие здесь сегодня – осознали, что их судьба неотделима от нашей судьбы, а их свобода неразрывно связана с нашей свободой. Мы не можем шагать в одиночку. И в своем марше мы должны поклясться идти вперед. Мы не можем повернуть назад. Некоторые люди спрашивают борцов за гражданские права:

«Когда же вы почувствуете себя удовлетворенными?» Нам не дано испытать удовлетворения до тех пор, пока наши братья, изнуренные долгим маршем, не смогут найти отдых в придорожных мотелях и городских гостиницах. Мы не будем удовлетворены, пока свобода передвижения будет означать для нефов переезд из маленького гетто в большое. Мы не будем удовлетворены, пока негры из Миссисипи не получат возможности голосовать, а негр из Нью-Йорка не изменит своего убеждения, что ему голосовать не за что. Нет, нет, мы не удовлетворены и не найдем удовлетворения, пока воды справедливости не зальют нее вокруг, а добродетель не потечет мощным потоком.

Я отдаю себе отчет в том, что многие из вас пришли сюда, пережив тяжкие несчастья и испытания, а некоторые — прямо их тесных тюремных камер. Многие из вас пришли из таких сторон, где в поисках свободы вы столкнулись с несправедливыми преследованиями и жестокостью полиции. Вы вышли из них, как после бурь и ветров, изможденные и обессиленные. Вы стали ветеранами созидательного страдания. Продолжайте свое дело с верой, что незаслуженные страдания несут искупление.

Возвращайтесь в Миссисипи, возвращайтесь в Алабаму, возвращайтесь в Джорджию, возвращайтесь в Луизиану, возвращайтесь в трущобы и гетто городов Севера с сознанием, что нынешнее положение может и должно измениться. Мы не позволим себе погрузиться в бездну отчаяния. Сегодня я говорю вам, друзья, что, несмотря на все трудности и безысходность момента, у меня есть мечта. У меня есть мечта, что однажды этот народ очнется и поймет истинный смысл своего кредо: «Мы считаем, что все люди сотворены равными друг другу».

У меня есть мечта, что однажды сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев усядутся рядом за столом братства среди красноцветных холмов Джорджии.

У меня есть мечта, что однажды даже штат Миссисипи, штат — пустыня, иссыхающая под жаром ненависти и притеснений, превратится в оазис свободы и справедливости.

У меня есть мечта, что в один прекрасный день мои четверо детей будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету кожи, а по их человеческим качествам.

Я меч гаю об этом сегодня.

У меня есть мечта, что однажды штат Алабама, губернатор которого сегодня полон недоверия и скепсиса, преобразится, и его чернокожие девочки и мальчики возьмутся за руки с белыми девочками и мальчиками и пойдут рядом как братья и сестры.

Я мечтаю об этом сегодня.

У меня есть мечта, что однажды всякий дол наполнится, и всякая гора и холм понизится, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими, и явится слава Господня и узрит всякая плоть спасение Божие. Такова наша надежда. Такова наша вера, с которой я вернусь на Юг. С этой верой мы сумеем высечь из горы отчаяния камень надежды. С этой верой мы сумеем преобразить режущие слух диссонансы нашего общества в прекрасную симфонию братства. С этой верой мы сумеем вместе работать, вместе молиться, вместе бороться, вместе идти за решетку, вместе добывать свободу, зная, что наступит день, когда мы станем свободными.

Придет день, когда все дети Господа смогут пропеть, вкладывая новый смысл в знакомые слова: «Страна моя, я пою о тебе, о, священная Земля свободы. Земля, где жили мои предки. Земля гордость наших первых поселенцев; пусть колокол свободы звучит со склонов каждой горы».

И если Америке предначертано стать великой страной, эти слова должны исполниться. Пусть звучит колокол свободы с изумительных холмов Нью-Хэмпшира. Пусть звучит он с холмов Нью-Йорка. Пусть его звон летит с величественных Аллеганов Пенсильвании!

Пусть звон колокола свободы разносится со снежных вершин Колорадо и цветущих склонов Калифорнии!

Но этого недостаточно; пусть слышится он и со скалистых гор Джорджии!

Пусть доносится из Теннесси!

Пусть звон колокола свободы несется с каждого холма и пригорка Миссисипи, пусть разносится он с каждого горного склона. Придет день, когда мы раскачаем колокол свободы, и он тогда зазвонит, и его звон будет слышен из каждой деревни и каждого города, и каждого штата, и тогда все дети Господа, черные и белые, иудеи и христиане, протестанты и католики, смогут взяться за руки и пропечь слова из старых негритянских спиричуэлс: «Свободны! Свободны! Мы теперь свободны! Благодарение Всемогущему, мы, наконец, свободны!».

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY