Па-беларуску На русском
Правозащитники Против Пыток >> News >> Особенности национальной беспощадности или почему мы выбираем «казнить»

Особенности национальной беспощадности или почему мы выбираем «казнить»

Когда я думаю о существовании института смертной казни в Беларуси, то в первую очередь вспоминаю не известные аргументы «за» или «против», а эксцентричную девочку-королеву из старого мультфильма «Двенадцать месяцев», которая, будучи фактически малограмотным ребенком, следующим своей примитивной логике, решает вопросы жизни и смерти. «По-ми-ло-вать… Каз-нить… Лучше напишу «казнить» – это короче…».

Что-то подобное сейчас происходит и в Беларуси. Симпатии нашего общества в своем абсолютном большинстве сегодня находятся на стороне «казнить». Почему мы не утруждаем себя необходимостью подумать, прежде чем принять то или иное решение? Ведь за этим словом из двух слогов стоит жизнь человека. Да, скорее всего преступника, который вряд ли исправится. Да, его нужно будет десятки лет содержать в колонии за счет налогоплательщиков. И он может совершить что-то подобное снова, если окажется на свободе, конечно. Да, он плохой. Но он человек. И судебные ошибки возможны всегда. Умерших мы пока не научились воскрешать. А государство не должно быть палачом. У него другие функции и другое назначение.

Тем не менее, особенно после резонансных задержаний подозреваемых, попадающих под «расстрельные» статьи, наше общество превращается в единый, жаждущий крови и «справедливой расплаты» организм. «По заслугам» – «Да я б его…» – «Четвертовать». – «Уничтожить» – «Оскопить» – «Расстрелять»  – «Стереть с лица земли» – форумы популярных ресурсов  окрашиваются в красные тона. Комментаторы не знают пощады.

И их мотивы очень легко понять.

Так сложилось, что значительную часть своей жизни я верила в эффективность смертной казни как наказания, была твердо убеждена в том, что государство должно защищать нас любыми возможными способами. В том числе и путем узаконенного убийства.

Мы живем чувствами и думаем сердцем, с легкостью разбрасывая ярлыки. «Совершил особо жестокое убийство? Жертва юная, у которой вся жизнь была впереди? –  Уничтожить». «Был участником банд-формирования и порешил много народу? – Однозначно казнить». «Жестоко расправилась со всей семьей? – Как 20 лет? Почему женщин не могут приговорить к смертной казни? Что за закон такой?» «Насиловал и убивал несовершеннолетних? – Четвертовать, сволочь». Продолжать можно долго. Желание покарать преступника сидит в нас на уровне инстинктов, в генетической памяти, когда, скажем, для нашего предка эпохи раннего Средневековья считалось допустимым следовать Библейскому «око за око, зуб за зуб».  Но ведь мир, к счастью, не стоит на месте, и человечество поступательными шагами развивается и эволюционирует.

 Тем не менее, пока мы суть того, где живем, что видим и слышим каждый день. Невозможно, не зная о существовании альтернативы, эту альтернативу найти.

В своем счастливом, но антигуманном неведении я прожила достаточно долго: сопереживала, искренне негодовала и пыталась испытывать удовлетворение от совершившегося акта правосудия, что, почему-то, не получалось. Потом что-то произошло. Не могу сказать, что какое-то событие способствовало пересмотру взглядов, что прочитанная книга или экспертное мнение одного человека изменили все. Вряд ли. Из литературы вспомню только задевшие «Стену» Сартра и совсем художественного «Авантюриста» Дяченок. Это помогло задуматься и начать искать.

Так я перешла Рубикон. И очень этому рада.

Много копий сломано, слов сказано, шишек набито, аргументов выдвинуто на стезе борьбы за отмену смертной казни в Беларуси. Любой заинтересовавшийся без труда сможет их найти, изучить вместе с аргументами другой стороны и выработать собственную позицию. Но для того, чтобы задуматься над этим, нужно выйти за рамки своей зоны комфорта и начать искать, что не очень-то и легко.

К сожалению, среднестатистический беларус сегодня мало задумывается об общественных интересах, гуманизме, духовности, праве на жизнь,  милосердии, в конце концов, а о таком диковинном звере как права человека он и вовсе, как правило, слышал только в похабном анекдоте да и то давно. Он вынужден фактически бороться за выживание, барахтаться в бурном потоке экономического кризиса без особой надежды выбраться без потерь, мечтать об очень часто  недостижимых 30 квадратах и поездке в Египет раз в три года на «все включено». Кому есть дело до высоких материй, когда не удовлетворены минимальные физиологические потребности? В пирамиде Маслоу потребности безопасности стоят вторыми после базовых физиологических, поэтому когда случается резонансное убийство, мы, как правило, не думаем о том, чтобы поискать ответ на вопрос стоит ли применять смертную казнь (потребность в познании стоит выше, до нее нужно пройти несколько других), а, чувствуя свою незащищенность, поддаемся массовой истерии беспощадности.

 Тем не менее, не стоит сдаваться. Наша задача состоит в том, чтобы помочь далекому от правозащитной деятельности человеку хотя бы просто задуматься о том, что узаконенное убийство ничем не отличается от того, что совершил преступник, в отношении которого вынесен смертный приговор. Объяснить, почему нельзя убивать.

Можно много рассуждать об аргументах обеих сторон, приводить статистические выкладки и расчеты, но нет гарантии, что это поможет. Возможно, стоит попробовать говорить с обывателем на его языке. Использовать понятные любому человеку доводы. Простые. Порой примитивные. Работающие. Осознавая, что незнакомый с правовыми аспектами проблемы белорус думает, милует и карает сердцем, будет правильнее приводить примеры известных непоправимых судебных ошибок, в том числе и из практики других стран, говорить о функциях государства, моральных качествах сотрудников расстрельных бригад.

Думаю, что каждый из нас может и должен обсуждать с близкими вопросы существования смертной казни в стране. Не давить, с пеной у рта разбивая чуждую позицию, а мягко, но уверенно излагать доступные аргументы, просвещать и помогать развиваться. Кто-то скажет, что этого недостаточно, что подобные действия малоэффективны и никому, кроме правозащитников, не нужны, а единственное, что может нас спасти – введение моратория на применение смертной казни. Не имеет значения, по каким глубинным причинам, на самом деле. Только бы государство перестало убивать. Кто-то – что общественное мнение в Беларуси редко становится инструментом действия. И все будут в определенной степени правы. Но просвещение – это то, что может сделать каждый из нас в своем окружении. Простые действия с минимальным использованием ресурсов. Любой путь начинается с первого шага. Путь к правовому государству и гражданскому обществу, в том числе.

 Маргарита Корбут

Вы можете следить за комментариями к этой новости через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить отзыв, либо поделиться ссылкой.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY