Па-беларуску На русском
Правозащитники Против Пыток >> Главное >> По ту сторону колючей проволоки

По ту сторону колючей проволоки

Права осужденных продолжают нарушаться как на уровне общих условий содержания, так и в поведении персонала, который требует от лишенных свободы абсолютного повиновения.

Правозащитники констатируют ухудшение ситуации с обеспечением элементарных прав заключенных и ограничения общественного контроля за уголовно-исполнительной службы, – как следствие, увеличение случаев пыток и резкий рост уровня смертности в тюрьмах.

Как свидетельствует исследование «Соблюдение прав заключенных в Украине-2010», проведенного общественной организацией «Донецкий мемориал» при участии специалистов пенитенциарного общества Украины за период 2010-го – первой половины 2011-го, условия содержания заключенных в системе МВД и Государственной службы исполнения наказаний по сравнению с периодом 2005-2010 годов существенно ухудшились. 

В частности, по данным социологических опросов, проведенных правозащитными организациями, в 2010 году против 2009-го количество лиц, подвергшихся насилию в милиции, возросло почти на треть (от 604 тыс. до 780-790 тыс.), а смертей в учреждениях МВД – более чем вдвое (от 23 до 51 человека). Соответствующие показатели четко коррелируют с ослаблением общественного контроля за условиями содержания. 

ШАГ ВПЕРЕД, ДВА НАЗАД? 

В 2005-2010 годах Министерство внутренних дел создало общественные советы по обеспечению прав человека в своей структуре и региональных управлениях, а также мобильные группы по мониторингу изоляторов временного содержания, комнат для доставленных (более известных в народе как «обезьянник»), приемников-распределителей для детей. Имея в своем составе представителей общественности, эти группы, как свидетельствуют правозащитники, обнаружили немалую активность. Например, за 2006-2009 годы совершили более 900 (в частности, 2009-го – 306) выездов в спецучреждения МВД. Каждый из них сопровождался обследованием условий содержания заключенных и решениями о проведении служебных расследований в случае, если обнаруживали нарушения. 17 изоляторов временного содержания, в которых пренебрегли необходимыми нормами, были ликвидированы. Важную роль для противодействия злоупотреблениям в учреждениях МВД играло и образовано в январе 2008 года в структуре аппарата министра МВД Управление мониторинга соблюдения прав человека в деятельности органов внутренних дел. Но со сменой власти 2010 года ситуация кардинально и резко изменилась. 

Одним из первых шагов на посту министра внутренних дел Анатолия Могилева стала инициатива по ликвидации упомянутого управления МВД. В течение первых трех месяцев его управления министерством (март – май), по данным правозащитников, удалось провести только 12 выездов мобильных общественных групп к спецучреждений МВД. Ухудшились и условия содержания заключенных в следственных изоляторах (СИЗО). Если 2010-го из Украины в Европейский суд по правам человека передали 19 950 заявлений, то 2011-го – уже 23 750. Причем, как свидетельствует отчет правительственного уполномоченного по вопросам Европейского суда по правам человека за 2010 год, значительную часть обращений составляют жалобы на нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод во время содержания под стражей, начиная от ограничений переписки заключенных и заканчивая пытками в СИЗО и отказом в предоставлении медицинской помощи. 

Ситуация с лекарственным обслуживанием по ту сторону колючей проволоки, по данным правозащитников, особенно критическая. В упомянутом исследовании представлен интересный факт: в Лукьяновском СИЗО на 3 тыс. заключенных в медицинской части всего 42 койко-места. Во многих СИЗО ситуация еще хуже. Есть информация, что пребывание в медчасти могут себе позволить только те, кто «греется», то есть получают материальную и финансовую помощь с воли.

Обеспечить эффективное лечение всех подозреваемых система не может. Как следствие – резкий рост смертности в исправительных учреждениях. Если в 2009 году умер 761 человек, 2010-го – 808, то только за полгода 2011-го цифра достигла 601 заключенного. Непредоставление медицинской помощи также можно квалифицировать как пытки в отношении подозреваемых и осужденных. 

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ 

Согласно ст. 11 Закона «О предварительном заключении», норма площади в камере СИЗО для одного взятого под стражу лица не может быть меньше чем 2, 5 м ², а для беременной женщины или имеющей при себе ребенка, – 4, 5 м ² ( в колониях – несколько выше: перед завершением своей президентской каденции Виктор Ющенко подписал закон, которым увеличил ее от 3 ​​до 4 м ²). Согласно рекомендательными стандартами ООН, норма содержания под стражей во время досудебного следствия должна составлять не менее 4 м ². Однако и положение закона о 2,5 м ² в СИЗО на одного человека часто не выполняется, несмотря на переполнение в отдельных регионах. Так, в Киеве при норме 2850 мест в СИЗО, удерживают на 1058 заключенных (т.е. на 37%) больше, в СИЗО Донецка на 1970 мест реально находятся 2898 человек. 

Но проблема не только в нехватке должного количества «посадочных мест». Содержание под стражей, в СИЗО в практике правоохранителей – это не столько мера, сколько метод давления, констатируют правозащитники. Следователю очень удобно держать подозреваемого в СИЗО, он всегда «под рукой», с человека, находящегося в «пресс-хате», значительно легче «выбить» показания, «повесить» на него дело. Показательны цифры освобожденных из СИЗО: в 2010 году выпустили на свободу 14 412 человек (22, 3%), из них 5942 – в связи с тем, что суды выносили наказания, не связанные с лишением свободы, 2540, потому меняли меру пресечения на более мягкий. Фактически почти 8, 5 тыс. могли бы находиться не в тюрьмах, а на подписке о невыезде. Это и сэкономило бы расходы на содержание персонала СИЗО, на выполнение компенсационных решений Европейского суда по правам человека, и, наконец, было бы гораздо гуманнее к гражданам, которых суд еще не признал виновными. Тем более что на сегодня уже есть мировая практика применения новейших технологий контроля за передвижением подозреваемых (так называемые браслеты). 

В СИЗО также пытаются активно «воспитывать» и «политических». На сегодня можно говорить о более чем 20 политзаключенных новой Украины, на которых серьезно давили в следственных изоляторах. К примеру, громкое дело с задержанием Анны Синьковой, который в знак протеста против нецелевого использования бюджетных средств пожарила яичницу на Вечном огне. Можно по-разному оценивать такой поступок (как, кстати, и такую ​​форму памяти павших), но то, что 19-летнюю девушку из интеллигентной семьи арестовали, и в СИЗО она провела несколько месяцев, выходит за рамки здравого смысла. Тем более, Синькова ранее к уголовной ответственности не была привлечена, на допросы приходила. Вместе СИЗО можно и обойти, даже если человека подозреваемого в убийстве. Но для этого нужно быть приближенным к власти. 

Об этом, например, свидетельствует история с Сергеем Демишканом, сыном регионала Владимира Демишкана, недавно главы Винницкой ОГА, а сегодня руководителя Укравтодора. По информации СМИ, вместе с сообщниками 2007 года он похитил гендиректора авиатранспортной компании Василия Кривозуба, которого потом утопили в Днепре. Несмотря на это, после прихода к власти бело-синих, в 2010 году Сергей Демишкан был отпущен на подписку о невыезде. 

Едва ли не самой большой проблемой украинской пенитенциарной системы правозащитники называют то, что она работает над профилактикой криминальных рецидивов. На сегодня 51, 9% украинских заключенных (около 56, 1 тыс. человек) ранее уже отбывали наказание. В 2010 году ситуация еще больше ухудшилась, 55% осужденных 2010-го – это лица, которые уже имели судимость. Но акценты государства хорошо иллюстрирует бюджетный строчку: на подготовку рабочих кадров в профессионально-технических учреждениях социальной адаптации при учреждениях исполнения наказаний в Государственном бюджете на 2011 год было заложено всего 2, 53 млн грн, что критически мало. Правозащитники сигнализируют о крайне тревожные тенденции и в кадровом обеспечении пенитенциарных учреждений, его низкий квалификационный уровень. И это закономерно: текучесть кадров в системе исполнения наказаний составляет около 30%, что является очень высоким показателем как для службы, которая требует специалистов с психологической подготовкой и многолетним опытом работы. 

К осужденным, которые протестуют и жалуются, применять карательные меры. В «Донецкого мемориала» констатируют существенный уровень коррупции, которая существует среди тюремного персонала, «в частности, при применении условно-досрочного освобождения». Случаи разоблачения взяточников участились, но на общий уровень коррумпированности персонала это, увы, не влияет. 

ЧТО ДЕЛАТЬ? 

На сегодня очевидно, что Украина нуждается в реформировании пенитенциарной системы. Прежде должна быть пересмотрена нормативная база по ведению досудебного следствия и содержания подозреваемых под стражей. Должны быть установлены четкие императивные критерии, позволяющие установить меру пресечения в отношении подозреваемого. Кроме того, требуют немедленного внедрения идеи по использованию электронных браслетов, микрочипов, других новейших технологий слежения за местом нахождения подозреваемых. Такие новеллы есть в проекте нового Уголовно-процессуального кодекса, но было бы логичнее не ждать нового кодекса, а уже сейчас вносить изменения в старика. 

С одной стороны, по приблизительным подсчетам, это позволит сэкономить госбюджета менее 1 млн грн за день, с другой – тысячи подозреваемых избегут «выбивание» показаний и пыток. Наконец, это позволит обеспечить в исправительных учреждениях международно рекомендованные 4 м ² на подозреваемого. Еще одним направлением реформирования должны стать кардинальные изменения в кадровом обеспечении пенитенциарных учреждений. В частности, это касается изменения подходов в подборе и мотивации персонала СИЗО, исправительных колоний. Вместо того чтобы создавать армию 35-летних пенсионеров, а именно это является основным стимулом для тех, кто идет работать в пенитенциарную систему, значительно эффективнее создать карьерную систему прохождения службы в исправительных учреждениях с соответствующим социальным пакетом, заработной платой и т.д.

Тем, кто возвращается на волю, необходимо создать условия, чтобы они максимально социализировались. Для этого, в частности, следует дать возможность заключенным зарабатывать в местах лишения свободы реальные деньги, при необходимости в местах заключения давать профессию (например, в одной из женских колоний России заключенные пишут компьютерные программы и на свободу выходят специалистами) оказывать правовую помощь тем, кто возвращается на волю (регистрация по месту жительства, судебные обжалования о лишении собственности и т.д.). И конечно же, необходимо усиление общественного контроля, ведь опыт 2005-2009 годов подтвердил, что специализированные правозащитные организации демонстрируют очень высокую эффективность в сокращении масштабов.

Пока же все происходит наоборот, а некоторые чиновники паразитируют на «реформе» пенитенциарной системы. Счетная палата, проведя проверку использования бюджетных средств по Госпрограмме улучшения условий содержания осужденных и лиц, содержащихся под стражей, обнаружила неэффективность расходования денег за 2006-2010 годы на сумму 130 млн грн.

В общественной организации «Донецкий мемориал» отмечают, что из 23 рекомендаций, которые год назад были донесены к государственным институтам, касающиеся деятельности учреждений исполнения наказаний, хотя бы частично выполняются только восемь. Отсутствуют существенные позитивные изменения как в сфере принятия ведомственных документов, так и на уровне общего законодательства. Права осужденных далее нарушаются как на уровне общих условий содержания, так и в поведении персонала, который требует от лишенных свободы абсолютной покорности.

КРИМИНАЛЬНЫЕ  ТЕНДЕНЦИИ

Число заключенных в стране растет третий год подряд: сейчас на 100 тыс. населения приходится 345 человек, что находятся за решеткой – увеличивается количество пожизненно заключенных: по состоянию на 1 июля прошлого года их было 1 727 человек, из которых 20 женщин – применение меры пресечения – взятие под стражу – остается в Украине неоправданно распространенным – количество больных туберкулезом в уголовно-исправительных учреждениях постепенно уменьшается, однако численность ВИЧ-инфицированных постоянно растет – смертность в первом полугодии 2011 года выросла на 46%, количество суицидов – более чем на 20%.

 

 

Андрей Дуда,  “Тиждень”

 

Вы можете следить за комментариями к этой новости через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить отзыв, либо поделиться ссылкой.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)



Каталог TUT.BY Rating All.BY