Па-беларуску На русском

Аревало против Колумбии

Сообщение № 181/1984

Представлено: Эльсидой Аревало Перес от имени ее исчезнувших сыновей Альфредо Рафаэля и Самуэля Умберто Санхуана Аревало

Предполагаемая жертва: Альфредо Рафаэль и Самуэль Умберто Санхуан Аревало

Государство-участник: Колумбия

Дата принятия соображений: 3 ноября 1989 года (тридцать седьмая сессия)*

Существо вопроса: необеспечение государством-участником расследования факта исчезновения сыновей жертвы

Процедурные вопросы: обязанность государства-участника по проведению расследования – принятие соображений без получения ответа государства-участника по существу

Сообщения – статья 4 (2)
Основные вопросы: эффективное средство правовой защиты – право на жизнь – замечание общего порядка по статье 6 (16)
Статьи Пакта: 2, 6, 7, 9 и 10
Статьи Факультативного протокола: 4 (2), 5 (2) b)

1. Автором Сообщения (первоначальное письмо от 17 сентября 1984 года и последующие письма) является Эльсида Аревало Перес, гражданка Колумбии, проживающая в этой стране.
* К настоящим соображениям прилагается текст особого мнения, представленного г-ном Нисуке Андо.

Она пишет от имени своих сыновей Альфредо Рафаэля и Самуэля Умберто Санхуана Аревало, которые пропали без вести в Колумбии 8 марта 1982 года.
2.1 Автор заявляет, что Альфредо Рафаэль (дата рождения – 7 октября 1947 года), студент инженерного факультета Окружного университета в Боготе, вышел из своего дома в Боготе 8 марта 1982 года в 8 час. 00 мин., чтобы пойти в университет, и что Самуэль Умберто (дата рождения – 25 марта 1959 года), студент факультета антропологии Национального университета Колумбии, вышел из дома в тот же день в 15 час. 00 мин. с намерением посетить предлагаемое место работы. Домой они не вернулись, и с тех пор их местонахождение неизвестно. Кроме того, автор заявляет, что в тот же день соседи сообщили ей, что за их домом велось наблюдение вооруженными людьми, которые имели при себе портативные переговорные устройства, и что эти люди распрашивали о
деятельности семьи Санхуан и представлялись как агенты отдела “F2” (подразделение полицейских служб Колумбии).
2.2 Автор 10 марта 1982 года заявила об исчезновении своих сыновей в местный полицейский участок и в отдел “F2” по розыску исчезнувших лиц. Она регулярно посещала морги. За период с июня по сентябрь 1982 года дело об исчезновении ее сыновей было доведено до сведения помощника прокурора полиции, представителей вооруженных сил, канцелярии генерального прокурора и административного департамента по вопросам безопасности “DAS”. Расследование велось этими органами в течение нескольких недель, но безрезультатно. Автор сообщает о нескольких письмах, направленных президенту Республики, и заявляет, что по указанию канцелярии президента в феврале 1983 года судье уголовного суда было поручено провести надлежащее расследование. К моменту написания письма расследование, как сообщает автор, все еще не было завершено из-за частой смены судей.
2.3 Автор утверждает, что ей так и не удалось получить от властей никакой официальной информации о местонахождении своих сыновей. Однако в письме от 17 августа 1982 года от отца предполагаемых жертв на имя государственного министра Родриго Эскобара Навия (копии направлены президенту Колумбии, министру юстиции и генеральному прокурору), представленном в Комитет по правам человека в качестве части Сообщения № 181/1984, указывается, что родители Альфредо и Самуэля Санхуан Аревало в августе 1982 года были информированы начальником административного департамента по вопросам безопасности “DAS” о том, что их сыновья были арестованы сотрудниками отдела “F2”, а 13 августа 1982 года в ходе беседы с Национальным директором отдела “F2” им было доверительно сообщено, что они вскоре объявятся (“сonfíen en Dios que prontico aparecerán y estén tranquilos”).
2.4 Автор утверждает, что были нарушены статьи 2, 6, 7, 9 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах.
2.5 Она указывает, что дело ее сыновей не было представлено на рассмотрение в соответствии с какой-либо иной процедурой международного разбирательства или урегулирования.
3. Придя к выводу о том, что автор Сообщения правомочна выступать от имени предполагаемых жертв, Рабочая группа Комитета по правам человека 17 октября 1984 года приняла решение в соответствии с правилом 91 временных правил процедуры препроводить это Сообщение соответствующему государству-участнику с просьбой представить информацию и замечания по вопросу о приемлемости этого Сообщения. Рабочая группа также просила государство-участник представить копии материалов Альфреда Рафаэля и Самуэля Умберто Санхуана Аревало.
4. Предельный срок представления документов государством-участником в соответствии с правилом 91 временных правил процедуры Комитета истек 20 января 1985 года. От государства-участника не поступило никакого представления согласно правилу 91.
5.1 Что касается пункта 2 статьи 5 Факультативного протокола, что Комитет отмечает, что заявление автора о том, что дело ее сыновей не рассматривается в соответствии с какой-либо иной процедурой международного разбирательства или урегулирования, по-прежнему является бесспорным.
5.2 Что касается пункта 2 b) статьи 5 Факультативного протокола, то Комитет на основе имеющейся у него информации не смог сделать вывод о том, имеются ли в обстоятельствах настоящего дела средства правовой защиты, которые можно или нужно было бы использовать.
6. Поэтому 11 июля 1985 года Комитет по правам человека постановил, что это Сообщение является приемлемым. Государству-участнику было вновь предложено направить копии материалов любых официальных расследований, проведенных в связи с заявлением об исчезновении Альфредо Рафаэля и Самуэля Умберто Санхуана Аревало.
7.1 В своих представлениях в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Факультативного протокола от 11 августа 1986 года, 21 января и 8 июля 1987 года, 20 октября 1988 года и 27 января 1989 года государство-участник представило Комитету копии соответствующих полицейских рапортов о текущих расследованиях по делу об исчезновении братьев Санхуан.
7.2 В докладе Генеральной прокуратуры Колумбии (Procuraduriá General) от 19 июня 1986 года говорится, что в соответствии с распоряжением Генерального прокурора Колумбии от 21 мая 1986 года колумбийскому юристу Марте Хульете Товар Кардона было поручено провести общий анализ протоколов департамента полиции Колумбии, с тем чтобы установить, были ли должным образом расследованы дела десяти исчезнувших лиц и двух умерших лиц.
7.3 В докладе отмечается, что 19 июня 1986 года г-жа Товар Кардона изучила протоколы начатых полицией Колумбии 8 марта 1983 года расследований в связи с предполагаемым преступным похищением 12 человек, и в том числе братьев Санхуан. В своем докладе г-жа Товар Кардона отмечает, что обвинения были предъявлены 18 сотрудникам полиции.
Она также отмечает назначение судьи, ответственного за расследование предполагаемого преступного похищения, и указывает, что в ходе полицейских расследований были изучены протоколы о прежних обнаружениях трупов – 7 и 27 июня 1982 года, 11 и 19 июля 1982 года,
28 сентября 1982 года, 21 ноября 1982 года и 15 февраля 1983 года. Ни один из трупов не был опознан.
7.4 На следующих 16 страницах 18-страничного доклада в основном перечисляются фамилии примерно 193 допрошенных лиц (включая фамилии сотрудников полиции, которые подозреваются в причастности к исчезновениям) с указанием даты и места дачи показаний.
Однако отсутствуют указания на содержание тех или иных показаний или на их отношение к братьям Санхуан. За исключением заявлений, сделанных Эльсидой Марией Аревало Перес и Йоландой Сандуах Аревало 11 марта 1983 года, нельзя понять, какое из других перечисленных заявлений или показаний, если таковые имеются, относится к братьям Санхуан. Однако имеется ссылка на расследование, проведенное в тюрьмах и полицейских участках, для установления того, что в них не содержатся братья Санхуан. Другие ссылки касаются назначения судебных работников для оценки фактов и назначения лиц для проведения инспекций на месте. Отсутствует информация о полученных результатах.
7.5 Г-жа Товар Кардона отмечает, что полиция Колумбии провела весьма значительную работу по расследованию предполагаемых исчезновений и убийств. Говорится, что расследования продолжались до конца мая 1986 года. Нельзя понять, привело ли предъявление обвинений различным сотрудникам полиции к принятию каких-либо дальнейших мер против них.
7.6 Завершая доклад, г-жа Товар Кардона высказывает следующие замечания:
“Были изучены первоначальные протоколы за номерами 1-7 включительно, и в соответствии с указанием, отданным устно прикрепленным к полиции прокурором, особое значение придавалось определению на основе дат входящих и исходящих документов, различных мер, предпринятых в ходе предварительного разбирательства как в системе обычной юрисдикции, так и в системе военно-уголовной юстиции, а также различных процессуальных действий, совершенных ведомствами, ответственными за принятие мер по соответствующим делам. Кроме того, отдельные элементы процессуальных доказательств, ввиду их количества, а также ввиду того, что они не вполне приемлемы для выполнения прикрепленным к полиции представителем Генеральной прокуратуры своего мандата, на осуществление правового надзора, не рассматривались как единое целое. Тем не менее изучение имеющихся материальных доказательств позволяет сделать вывод о добросовестности, четкости и эффективности проведения предварительного разбирательства, хотя оно во многих случаях и осложнялось истечением времени, расстояниями, нехваткой ресурсов и отсутствием сотрудничества со стороны родственников, друзей, соседей, да и вообще всех тех, кому известны те или иные факты, с точки зрения дачи свидетельских показаний, участия в очных ставках, процедурах опознания и представления процессуальных доказательств в целом. В результате изучения хода разбирательства не было выявлено каких-либо нарушений или проволочек, представляющих собой нарушение дисциплины и дающих основания для предъявления обвинений и возбуждения в связи с этим официального дисциплинарного расследования, и, соответственно, поскольку задача, поставленная в распоряжение прикрепленного к полиции представителя прокуратуры, от 21 мая 1986 года выполнена, соответствующее досье настоящим препровождается обратно”.
8.1 В ответ на просьбу Комитета представить более точную информацию о ходе расследований, касающихся исчезновения братьев Санхуан, государство-участник в своей записке от 22 января 1987 года отметило, что дело братьев Санхуан (дело № 45317) рассматривается и что за этим может последовать выдвижение обвинений против сотрудников полиции. В своем письме от 27 января 1989 года министерство иностранных дел Колумбии сообщило Комитету о том, что Отделением № 34 уголовного суда Боготы проводится уголовное разбирательство:
“В ходе этого уголовного разбирательства десятый следственный судья по уголовным делам Боготы, который первоначально слушал это дело 2 мая 1983 года, удовлетворил ходатайство о возбуждении параллельного гражданского разбирательства, поданное родственниками потерпевших.
Такое разбирательство предусмотрено уголовным законодательством Колумбии в целях возмещения понесенного материального и морального ущерба в случае подтверждения обжалуемых деяний.
Кроме того, такое разбирательство позволяет потерпевшим сторонам или их представителям запрашивать доказательства с целью установления истинной картины совершенного преступления, его исполнителей и соучастников, их уголовной ответственности и характера и размеров понесенного ущерба, а также совершать многие другие действия, предусмотренные для них законом, например использовать средства правовой защиты. Что касается дела братьев Санхуан Аревало, то имеющиеся документы показывают, что их представители не прибегли к эффективному использованию этого права и ограничились лишь запросом копий протоколов судебного разбирательства и фактически не двигали это дело вперед.
В связи с утверждением о причастности сотрудников национальной полиции военно-уголовное разбирательство было ускорено Генеральным инспектором полиции, судьей суда первой инстанции, который 12 марта 1987 года ограничил досудебное разбирательство, закрыв дело по обвинению офицеров, сержантов и рядовых сотрудников полиции, которые якобы замешаны в совершении этого преступления. Это решение было принято на том основании, что не соблюдены требования статьи 539 Военно-уголовного кодекса, а именно полное доказательство состава преступления или наличие убедительных данных, явно подтверждающих достоверность, или наличие серьезных доказательств, уличающих обвиняемых в качестве непосредственных исполнителей преступления или соучастников расследуемого деяния…
Это решение судьи суда первой инстанции было передано в вышестоящий военный суд, который полностью его подтвердил”.
8.2 Что касается дисциплинарных расследований, то государство-участник далее заявляет, что Генеральный прокурор “возобновил разбирательство и соответственно распоряжением от 8 ноября 1988 года назначил специальную комиссию в составе двух координирующих юристов судебной полиции и двух технических следователей для продолжения расследования событий, которые повлекли за собой исчезновение братьев Санхуан Аревало. Завершив выполнение поставленной перед ними задачи, назначенные должностные лица представили 27 ноября 1988 года соответствующий оценочный доклад, в котором они предложили возбудить дисциплинарное расследование в отношении начальника DIPEC (бывший разведывательный корпус национальной полиции), начальника отдела разведки и контрразведки DIPEC, начальника судебной полиции DIPEC, а также в отношении сержантов и рядовых сотрудников национальных полицейских служб, которые действовали под началом вышеупомянутых офицеров. Генеральная прокуратура на основе оценочного доклада своим Постановлением от 19 декабря 1988 года распорядилась передать разбирательство в Генеральную прокуратуру, на которую возложен надзор за национальной полицией, с тем чтобы можно было начать официальное дисциплинарное расследование в отношении вышеупомянутых офицеров и сержантов”.
8.3 Государство-участник далее отмечает, что, поскольку расследования пока еще продолжаются, а применимые судебные процедуры не использованы, внутренние средства правовой защиты не исчерпаны.
9. От государства-участника или от автора Сообщения не было получено каких-либо дополнительных представлений.
10. Комитет по правам человека рассмотрел настоящее Сообщение с учетом всей представленной ему сторонами письменной информации в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Факультативного протокола. Принимая свои соображения, Комитет подчеркивает, что он не делает каких-либо выводов в отношении виновности или невиновности должностных лиц Колумбии, в отношении которых в настоящее время проводятся расследования на предмет их возможной причастности к исчезновению братьев Санхуан.
Комитет лишь выражает свои соображения по вопросу о том, были ли нарушены государством-участником какие-либо права братьев Санхуан в соответствии с Пактом, в частности предусмотренные в статьях 6 и 9. В этой связи Комитет ссылается на свое Замечание общего порядка № 6 (16) относительно статьи 6 Пакта, которое, в частности, предусматривает, что государства-участники должны принять конкретные и эффективные меры по предотвращению случаев исчезновения отдельных лиц и разработать эффективные средства и процедуры тщательного расследования соответствующим беспристрастным органом дел об исчезнувших и пропавших без вести лицах при обстоятельствах, которые могут быть связаны с нарушением права на жизнь. Комитет должным образом отметил представления государства-участника, касающиеся проведенных к настоящему времени расследований по этому делу.
11. Комитет по правам человека отмечает, что родители братьев Санхуан получили сведения о том, что их сыновья были арестованы агентами отдела “F2”. Комитет также отмечает, что ни одно из расследований, проводящихся по распоряжению правительства, не позволяет предположить, что к исчезновению братьев Санхуан причастны какие-либо другие лица, нежели государственные служащие. Поэтому с учетом всех этих обстоятельств Комитет, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, приходит к выводу о том, что право на жизнь, закрепленное в статье 6 Пакта, и право на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренное в статье 9 Пакта, не были эффективно защищены государством Колумбия.
12. Пользуясь возможностью, Комитет отмечает, что он был бы рад получить информацию о любых соответствующих мерах, принятых государством-участником в связи с соображениями Комитета, и, в частности, предлагает государству-участнику информировать Комитет о дальнейших результатах расследования по делу об исчезновении братьев Санхуан.

ДОБАВЛЕНИЕ
Особое мнение, представленное г-ном Нисуке Андо в соответствии с пунктом 3 правила 94 правил процедуры Комитета относительно соображений Комитета в связи с Сообщением № 181/1984 по делу Санхуан Аревало против Колумбии.
У меня нет возражений относительно того, что Комитет предложил государству-участнику продолжать информировать его о дальнейших результатах расследования по делу об исчезновении братьев Санхуан (пункт 12 соображений).
Однако, предлагая государству-участнику представлять информацию и впредь, Комитет отмечает, что “браться Санхуан были арестованы” именно «сотрудниками отдела “F2″». Он также отмечает, что “ни одно из расследований, проводящихся по распоряжению правительства, не позволяет предположить, что к исчезновению братьев Санхуан причастны “какие-то частные лица”.
Таким образом, “с учетом всех этих обстоятельств Комитет… приходит к выводу о том, что право на жизнь, закрепленное в статье 6 Пакта, и право на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренное в статье 9 Пакта, не были эффективно защищены Государством Колумбия” (там же).
Я хочу сделать три оговорки в связи с этими выводами: Во-первых, вывод о том, что «браться Санхуан были арестованы… агентами отдела “F2″», основывается на заявлении, содержащемся в письме отца, потерпевших (пункт 2.3). Согласно этому
письму, родители братьев «в августе 1982 года были информированы начальником
административного департамента по вопросам безопасности… о том, что их сыновья были арестованы сотрудниками отдела “F2″». По-моему, Комитету следует пояснить, что его вывод основывается именно на этом письме. Кроме того, доказательственную ценность этого письма нужно воспринимать с осторожностью.
Во-вторых, вывод о том, что “ни одно из расследований, проводящихся по распоряжению правительства, не позволяет предположить, что к исчезновению… причастны какие-то частные лица”, на мой взгляд, недостаточно обоснован. Действительно, информация, содержащаяся в
пунктах 2.7 и 8, говорит лишь о возможной причастности офицеров и рядовых национальной полиции к исчезновению братьев. Тем не менее, поскольку расследование по делу все еще продолжается, а применимые судебные процедуры не использованы (пункт 8.3), Комитету не следует
делать такой вывод на данном этапе, невзирая на то, что может быть установлено, что к этому исчезновению причастны частные лица.
В-третьих, вывод о том, что “с учетом всех этих обстоятельств… право на жизнь… и право на свободу и личную неприкосновенность… не были эффективно защищены государством Колумбия”, на мой взгляд, является чересчур категоричным. Действительно, как сообщается, в Колумбии имеет место много случаев исчезновений, включая и данный случай, и расследования этих случаев, по-видимому, наталкиваются на ряд трудностей. Такое положение является весьма прискорбным.
Тем не менее, учитывая усилия правительства Колумбии, о которых свидетельствуют его ответы на просьбы Комитета о представлении разъяснений, я не могу согласиться с тем, что столь категоричный вывод Комитета является оправданным.
Нисуке АНДО

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY