Па-беларуску На русском

Телицын против РФ

 Сообщение № 888/1999, Телицын против Российской Федерации

(Соображения приняты 29 марта 2004 года, восьмидесятая сессия)*

Представлено:   Юлией Васильевной Телицыной (представлена организацией “Центр помощи для международной защиты”)

Предполагаемая жертва:   Владимир Николаевич Телицын

Государство-участник:     Российская Федерация

Дата сообщения:     24 октября 1997 года (первоначальное представление)

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на своем заседании 29 марта 2004 года,

завершив рассмотрение сообщения № 888/1999, представленного г-жой Юлией Васильевной Телицыной от имени ее сына г-на Владимира Николаевича Телицына в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах,

приняв во внимание всю письменную информацию, представленную ему автором сообщения и государством-участником,

принимает следующее:

 

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола

 1.   Автором сообщения является г-жа Юлия Васильевна Телицына, действующая от имени своего сына Владимира Николаевича Телицына, гражданина Российской Федерации, родившегося в 1959 году и умершего 13 февраля 1994 года в период содержания в исправительно-трудовом учреждении.  Автор ссылается на нарушение Российской Федерацией пункта 1 статьи 6;  статьи 7 и пункта 1 статьи 10 Международного пакта о гражданских и политических правах.  Автор представлена организацией “Центр помощи за международную защиту”.

Факты в изложении автора

2.1   13 февраля 1994 года Владимир Николаевич Телицын умер в результате жестокого обращения в период отбывания наказания в исправительно-трудовой колонии УШ № 349/5 в г. Нижний Тагил (Урал).

2.2   Автор утверждает, что ее сына жестоко избили, повесили на тросе и бросили в таком положении в одном из помещений указанного учреждения.  Она оспаривает позицию администрации данного исправительно-трудового учреждения и прокуратуры Нижнего Тагила, квалифицировавших этот инцидент как самоубийство.  Кроме того, она обвиняет указанные органы власти в преднамеренном сокрытии в заключении экспертизы актов насилия, совершенных в отношении ее сына.  В этой связи она заявляет, что на похоронах своими глазами видела, что тело ее сына было изуродовано:  нос был сломан и свисал, на правой части подбородка был вырван кусок мякоти, на правой части лба имелся отек, из правового уха сочилась кровь, ладонь правой руки была покрыта ссадинами и имела фиолетово-черный цвет, позвоночник и спина были повреждены, а язык отсутствовал.  Автор подала заявление, которое было подписано 11 лицами, принимавшими участие в похоронах и подтвердившими наличие на теле погибшего вышеуказанных повреждений.

2.3    Автор обратилась в городскую прокуратуру Нижнего Тагила с требованием о возбуждении расследования обстоятельств гибели ее сына.  13 апреля 1994 года прокуратура проинформировала автора об отсутствии материалов, подтверждающих заявления о насильственной смерти ее сына;  и в этой связи о своем решении отказать в возбуждении уголовного дела.  Автор в связи с этим решением подала три апелляционные жалобы (26 апреля 1994 года, 20 июня 1994 года и 1 августа 1994 года), которые были последовательно отклонены прокуратурой Свердловской области в ее решениях от 25 мая 1994 года, 30 июня 1994 года и 31 августа 1994 года.

2.4  Автор также направила требование об эксгумации тела ее сына, с тем чтобы провести повторную экспертизу, поскольку в заключении первоначальной экспертизы, согласно г-же Телицыной, отсутствовала информация о вышеуказанных повреждениях.  27 октября 1994 года прокуратура Нижнего Тагила проинформировала автора о том, что любая процедура эксгумации производится в соответствии с положениями статьи 180 Уголовного кодекса Российской Федерации и в рамках следствия по уголовному делу.  Однако в данном конкретном случае требование автора, по мнению прокуратуры, не могло быть удовлетворено ввиду того, что решение прокуратуры Нижнего Тагила от 13 апреля 1994 года находилось на рассмотрении Генерального прокурора Российской Федерации в связи с поданной г-жой Телицыной апелляцией о пересмотре данного решения.

2.5  11 октября 1994 года Генеральный прокурор Российской Федерации отменил решение об отказе в возбуждении уголовного дела на основании того, что обстоятельства смерти г-на Телицына не были в полной мере изучены.  Кроме того, он потребовал передать все материалы по данному делу в областную прокуратуру Свердловска, с тем чтобы последняя провела дополнительную проверку по обстоятельствам данного дела.

2.6     14 ноября 1994 года на основании результатов этой проверки прокуратура Свердловска приняла решение не возбуждать уголовное дело и таким образом не проводить эксгумации тела погибшего.  Прокуратура Свердловска 7 августа 1995 года и 10 ноября 1995 года информировала г-жу Телицыну о том, что смерть ее сына наступила в результате самоубийства, причиной которого стали “психические отклонения”, и что повреждения на теле умершего, о которых говорила заявительница, не были подтверждены результатами экспертизы.

2.7     В ответ на жалобы автора от 21 сентября 1995 года и 27 февраля 1996 года Генеральный прокурор Российской Федерации проинформировал ее о том, что было проведено подробное изучение обстоятельств гибели ее сына;  что ее утверждения в отношении повреждений на лице погибшего не были подтверждены заключениями судебно-медицинской экспертизы и показаниями сотрудников исправительного учреждения и заключенных;  и что смерть ее сына явилась следствием самоубийства.

2.8    Согласно автору, проведенные экспертизы носили поверхностный характер, в частности ввиду того, что не проводилась эксгумация тела, из чего следует несостоятельность выдвинутой властями версии самоубийства.

Жалоба

 3.1          Автор утверждает, что изложенные выше факты являются нарушением Российской Федерацией пункта 1 статьи 6, статьи 7 и пункта 1 статьи 10 Международного пакта о гражданских и политических правах.

3.2          Кроме того, автор заявляет, что все имеющиеся средства правовой защиты для возбуждения уголовного дела и проведения соответствующей экспертизы причин смерти ее сына, в частности указанные выше, были исчерпаны.

Замечания государства-участника

 4.1          В своих замечаниях от 10 августа 2000 года государство-участник пояснило, что Генеральная прокуратура Российской Федерации возбудила расследование по фактам, изложенным в настоящем сообщении.

4.2          В ходе этого расследования, как было отмечено в заключении судебно-медицинской экспертизы, было установлено, что смерть г-на Телицына наступила вследствие механической асфиксии, явившейся результатом сдавливания шейного отдела позвоночника петлей.  Результаты осмотра места происшествия и тела умершего также указывают на отсутствие признаков борьбы.  В ходе расследования, и в частности в ходе изучения обстоятельств данного дела, Генеральной прокуратурой особое внимание было обращено на фотографии умершего, на которых также не видно каких-либо признаков телесных повреждений.  Поверхностная ссадина в районе подбородка могла быть нанесена режущим предметом непосредственно перед смертью или в период агонии.  Эта ссадина не находится в причинно-следственной связи со смертью пострадавшего.  В аналитической части заключения судмедэксперт указывает, что кости свода и основания черепа не были повреждены.  Государство-участник не видит оснований для того, чтобы ставить под сомнение это заключение.

4.3          Кроме того, медицинский эксперт указывает, что было установлено, что следы на снегу, ведущие к месту происшествия, принадлежат только одному человеку.  Согласно государству-участнику, у умершего также не было конфликтов ни с другими заключенными, ни с сотрудниками колонии.  Таким образом, результаты расследования подтверждают заключение о самоубийстве.  В отсутствие corpus delicto государство-участник напоминает о том, что на этом основании в ходатайстве о возбуждении уголовного дела было отказано и что данное решение было препровождено Генеральной прокуратуре Российской Федерации.

Комментарии автора по замечаниям государства-участника

 5.1          В своих комментариях от 25 октября 2000 года автор отмечает, что государство-участник не приняло во внимание ее утверждения ‑ они не были ни опровергнуты, ни подтверждены, ‑ согласно которым на теле ее сына имелись многочисленные повреждения, в частности засвидетельствованные 11 участниками похорон (см. пункт 2.2).  Автор задает вопрос о том, не является ли отказ в проведении эксгумации тела и экспертизы фотографий сокрытием Генеральной прокуратурой факта убийства ее сына.  Она добавляет, что власти не располагают фотографиями, показывающими, где и каким образом было повешено окровавленное и обезображенное тело ее сына, а имеется лишь нечеткий карандашный рисунок.  Наконец, она заявляет, что в деле ее сына имеются фотографии человека, лицо которого не является лицом Владимира Николаевича Телицына.

 

5.2          В своих комментариях от 6 июля 2001 года автор вновь оспаривает версию о самоубийстве и утверждает, что ее сын был убит сотрудниками исправительного учреждения.  Кроме того, она заявляет, что вышеуказанные фотографии являются монтажом и были изготовлены уже после подачи ею жалоб, поскольку на них показано повреждение на левой стороне подбородка, тогда как на самом деле, как было показано выше и подтверждено свидетелями, повреждена была правая часть.  Автор повторяет свое требование о проведении экспертизы вышеуказанных фотографий.  Наконец, г‑жа Телицына утверждает, что ей не было предоставлено разрешение ознакомиться с заключением медицинской экспертизы.

Соображения относительно приемлемости сообщения

 

6.1          В целях рассмотрения представленной в сообщении жалобы Комитет по правам человека согласно положениям статьи 87 его правил процедуры должен установить, является ли это сообщение приемлемым в соответствии с Факультативным протоколом к Пакту.

6.2          Комитет отмечает, что государство-участник не выдвинуло возражений в отношении приемлемости сообщения и что автор исчерпала все имеющиеся внутренние средства правовой защиты.

6.3          Также Комитет считает, что жалоба автора, согласно которой описанные ею факты являются нарушением пункта 1 статьи 6, статьи 7 и пункта 1 статьи 10 Пакта, является достаточно обоснованной с точки зрения приемлемости и заслуживает самого тщательного рассмотрения по существу.

Рассмотрение сообщения по существу

 

7.1          Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение в свете представленной ему сторонами информации, как это предусмотрено в пункте 1 статьи 5 Факультативного протокола.

7.2          Комитет изучил все представленные ему автором и государством-участником материалы, касающиеся смерти г-на Телицына.

7.3          Комитет отмечает, что государство-участник настаивает на версии самоубийства, опираясь на заключение судебно-медицинской экспертизы, результаты осмотра места происшествия, анализ фотографий умершего и показания сотрудников исправительного учреждения и заключенных.  Комитет также принимает к сведению утверждения автора, оспаривающей версию самоубийства, в частности отсутствие фотографий, показывающих место происшествия и способ, которым был повешен ее сын, а также представление властями фотографий, которые согласно г-же Телицыной были сфабрикованы.

7.4          Комитет констатирует, что государство-участник не ответило ни на один из аргументов, выдвинутых автором в сообщении.  В частности, государство-участник не прокомментировало информацию, касающуюся свидетельских показаний 11 лиц, участвовавших в похоронах г-на Телицына (см. пункт 2.2).  Кроме того, государство-участник не представляет никаких документов в обоснование своего утверждения в отношении того, что фотографии погибшего не отражают никаких признаков телесных повреждений, за исключением ссадины на подбородке (см. пункт 4.2), в противовес конкретным утверждениям автора в отношении изуродованного тела ее сына.  Наконец, Комитет отмечает утверждение, согласно которому автору не было предоставлено право ознакомиться с заключением медицинской экспертизы.  Комитет также констатирует, что не была проведена эксгумация тела умершего.

7.5          Комитет выражает сожаление в отношении того, что государство-участник оставило без ответа и соответствующих разъяснений все утверждения, выдвинутые автором.  Принимая во внимание обязательство по предоставлению доказательств, в соответствии со своей практикой, Комитет считает, что это обязательство не может возлагаться лишь на автора сообщения, в частности ввиду того, что автор и государство-участник обладают неравными возможностями в плане доступа к доказательствам и что зачастую лишь государство-участник располагает соответствующей информацией, т.е. в данном конкретном случае заключением медицинской экспертизы.

7.6          В этой связи Комитет может лишь дать объективную оценку выдвинутых автором утверждений в отношении переданного семье тела ее сына и вызывающих вопросы в отношении обстоятельств его гибели.  Комитет констатирует, что власти государства-участника не провели соответствующего расследования по обстоятельствам гибели г‑на Телицына, что является нарушением пункта 1 статьи 6 Пакта.

7.7          С учетом заявлений в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Пакта Комитет считает, что имело место нарушение статьи 7, включая, кроме того, положения пункта 1 статьи 10 Пакта.

8.            Комитет по правам человека, действуя на основании пункта 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что государство-участник нарушило пункт 1 статьи 6, статью 7 и пункт 1 статьи 10 Пакта.

9.            Комитет считает, что в соответствии с пунктом 3 a) статьи 2 Пакта автор, потерявшая своего сына, имеет право на эффективные средства правовой защиты.  Комитет предлагает государству-участнику принять действенные меры, с тем чтобы:  a)  провести всестороннее, подробное и гласное расследование обстоятельств гибели г‑на Владимира Николаевича Телицына;  и  b)  предоставить автору соответствующую компенсацию.  Кроме того, государство-участник обязано принять эффективные меры, с тем чтобы исключить вероятность повторения подобных нарушений.

10.          Комитет напоминает, что, став участником Факультативного протокола, Российская Федерация признала компетенцию Комитета выносить решения по вопросу о том, имело ли место то или иное нарушение Пакта, и что в соответствии со статьей 2 Пакта Российская Федерация обязуется обеспечивать всем находящимся в пределах ее территории и под ее юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, и обеспечивать эффективные и подкрепленные правовой санкцией средства правовой защиты в случае установления факта нарушения.  Также Комитет хотел бы получить от государства-участника не позднее чем через 90 дней после даты препровождения настоящих соображений информацию о соответствующих принятых мерах.  Государству-участнику также предлагается опубликовать соображения Комитета.

[Принято на английском, французском и испанском языках, причем языком оригинала является французский.  Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части настоящего доклада.]

 


*        В рассмотрении настоящего сообщения принимали участие следующие члены Комитета:  г-н Абдельфаттах Амор, г-н Нисуке Андо, г-н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г-н Альфредо Кастильеро Ойос, г-жа Кристина Шане, г-н Франко Депаскуале, г‑н Морис Глеле Аханханзо, г-н Вальтер Келин, г-н Ахмед Тауфик Халиль, г-н Рафаэль Ривас Посада, г-н Найджел Родли, г-н Мартин Шейнин, г-н Иван Ширер, г-н Иполито Солари Иригойен, г-н Роман Верушевский и г-н Максуэлл Ялден.

 

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY