Па-беларуску На русском

Веденеев против РФ

Сообщение № 918/2000*, Веденеев против Российской Федерации

(Решение Комитетом ООН по правам человека принято 29 марта 2005 года, восемьдесят третья сессия)*

 

Представлено :   Галиной Веденеевой (представлена Александром Мановым, директором Московского центра содействия международной защите)

Предполагаемая жертва :  Константин Веденеев (сын автора)

Государство-участник :  Российская Федерация

Дата сообщения : 24 февраля 1997 года (первоначальное представление)

 

Тема сообщения :   Применение пыток с целью получения признательных показаний, условия тюремного заключения, смерть от туберкулеза в заключении

Вопросы существа :   Неисчерпание внутренних средств правовой защиты; бремя доказывания

Статьи Пакта:    пункт 1 статьи 6, статья 7 и пункт 1 статьи 10

Статьи Протокола:    пункт 2 b ) статьи 5

 

Комитет по правам человека , учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

 

на своем заседании 29 марта 2005 года,

принимает следующее :

 

Решение о приемлемости

 

1.1   Автором сообщения является Галина Максимовна Веденеева, гражданка России. Она утверждает, что ее умерший сын, Константин Веденеев, 1966 года рождения, гражданин России, является жертвой нарушения Российской Федерацией статей 6 (1), 7 и 10 (1) Пакта. Автор представлена директором Московского центра содействия международной защите Кариной Москаленко.

 

1.2   Факультативный протокол вступил в силу для Российской Федерации 1 января 1992 года.

 

Обстоятельства дела

 

2.1   Автор заявляет, что 20 апреля 1994 года Константин Веденеев был арестован в Томске по подозрению в совершении убийства в Москве. Он был переведен в Москву и помещен в следственный изолятор № 1, а позднее в неуказанную дату – в московский следственный изолятор № 2 для допроса. Сначала Веденеев заявлял о своей невиновности, но, как утверждается, подвергся пыткам со стороны сотрудников милиции, добивавшихся от него признательных показаний. Автор получила от своего сына письма, где он описывал обращение, которому его подвергают, в частности побои и пытки электрошоком. В результате такого обращения Веденеев в конечном итоге сделал ложное признание в совершении вменявшегося ему в вину убийства, но позднее отказался от своих показаний. Он впервые встретился с адвокатом 6 мая 1994 года. Следствие по его делу было завершено 20 декабря 1994 года, и суд должен был состояться в начале 1995 года.

 

2.2   Автор заявляет, что в своих письмах сын описывал неприемлемые условия, в которых он содержался в московском следственном изоляторе № 2. Он был помещен в переполненную камеру, где содержались 100 других заключенных; у него не было своей койки для сна, а раздававшаяся пища была непригодной для еды. Веденеев заразился туберкулезом, но не получал надлежащей медицинской помощи. Его состояние ухудшалось, и 26 января 1995 года Веденеев был переведен в следственный изолятор № 1 на лечение, где он скончался 28 января 1995 года. В справке о смерти в качестве причины смерти был указан туберкулез легких. Автор заявляет, что до заключения под стражу ее сын был крепким, здоровым человеком.

 

2.3   В неуказанную дату автор подала прокурору Москвы жалобу, в которой она заявила, что ее сын подвергался пыткам с целью добиться от него признательных показаний, что доступ к адвокату был предоставлен ему лишь спустя более двух недель после ареста и что он содержался в ужасных условиях в московском следственном изоляторе № 2, где он заразился туберкулезом. Она утверждала, что содержание ее сына в таких условиях равносильно внесудебному смертному приговору, и просила привлечь к ответственности лиц, виновных в смерти ее сына.

 

2.4   В письме от 21 марта 1996 года начальник следственного изолятора № 2 проинформировал автора о том, что прокурор Москвы передал ему ее жалобу и что обстоятельства смерти ее сына были расследованы. Он заявил, что не было выявлено каких-либо нарушений правил, касающихся условий содержания заключенных или оказания им медицинской помощи. В письме говорится, что 17 ноября 1994 года Веденееву был поставлен диагноз “острый туберкулез”, по поводу чего ему было назначено надлежащее лечение; 20 января 1995 года его состояние ухудшилось, в связи с чем он был госпитализирован; затем ему был поставлен диагноз “тяжелая пневмония”. Наконец, 26 января 1995 года он был переведен в хирургическое отделение при московском следственном изоляторе № 1, но попытки спасти его жизнь оказались безуспешными.

 

2.5   Автор утверждает, что она подавала жалобу в областную городскую и генеральную прокуратуры, но не сообщает каких-либо подробностей об этих жалобах, ограничиваясь заявлением о том, что они не дали никаких результатов.

 

Жалоба

 

3.   Автор заявляет, что ее сын подвергался пыткам и жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение его прав по статье 7 Пакта. Она утверждает, что условия содержания в московском следственном изоляторе № 2 были таковы, что во время нахождения под стражей в этом изоляторе с ее сыном обращались негуманно и без уважения к его достоинству в нарушение статьи 10 (1) и что смерть ее сына от туберкулеза в данных обстоятельствах была равносильна нарушению его права на жизнь согласно статье 6 (1) Пакта.

 

Представление государства-участника и комментарии автора

 

4.   В своем представлении от 10 декабря 2001 года государство-участник утверждает, что данное сообщение является неприемлемым, поскольку его автор не исчерпала внутренние средства правовой защиты, так как она не подала жалобу ни в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, ни в Верховный суд.

 

5.   В своем представлении от 22 августа 2004 года автор заявляет, что не считает Генеральную прокуратуру Российской Федерации или Верховный суд органами, способными обеспечить эффективные средства правовой защиты. Она никак не поясняет это заявление.

 

6.   В последующем представлении от 7 февраля 2005 года государство-участник сообщает дополнительную информацию о процедурах апелляции, которыми, как оно считает, могла воспользоваться автор и которые не были исчерпаны ею. Оно заявляет, что, как гарантировано статьей 46 Конституции Российской Федерации, все решения органов государственной власти могут быть обжалованы. Согласно российскому законодательству, представители жертвы вправе подать жалобу от ее имени. Основаниями для отмены решения, принятого судом первой инстанции, являются, в частности, несоответствие решения правовым нормам, юридическая необоснованность или несоответствие выводов, к которым пришел суд первой инстанции, относящимся к делу фактам. Закон о прокуратуре предусматривает, что любые жалобы на противоправные действия подлежат рассмотрению прокуратурой и что жалоба в прокуратуру не препятствует подаче тем же лицом жалобы непосредственно в суд. Государство-участник вновь повторяет свое мнение о том, что сообщение является неприемлемым ввиду неисчерпания внутренних средств правовой защиты.

 

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

7.1   Прежде чем рассматривать какое-либо утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет по правам человека, в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры должен принять решение о том, является ли данное сообщение приемлемым согласно Факультативному протоколу к Пакту.

 

7.2   Комитет установил, что этот же вопрос не рассматривается в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования согласно пункту 2 a) статьи 5 Факультативного протокола.

 

7.3   Комитет принял к сведению заявление государства-участника о том, что автор не исчерпала доступные внутренние средства правовой защиты, так как она не подала жалобу о якобы имевшем место ненадлежащем обращении с ее сыном в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и затем в Верховный суд. Хотя автор утверждает, что эти органы не обеспечили бы эффективную правовую защиту в настоящем деле, она не подкрепила это утверждение какими-либо пояснениями. Комитет полагает, что, хотя бремя доказывания в связи с утверждением о том, что то или иное внутреннее средство правовой защиты является неэффективным, не ложится исключительно на автора сообщения, автор должен по крайней мере привести аргумент prima faci е в поддержку такого утверждения и обосновать, почему он считает, что соответствующее средство правовой защиты является или было бы неэффективным. В настоящем деле автор этого не сделала.

 

8.   Соответственно, Комитет постановляет:

 

a)   признать данное сообщение неприемлемым согласно пункту 2 b) статьи 5 Факультативного протокола;

 

b)   препроводить настоящее решение государству-участнику и автору сообщения.

 

 

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет также издано на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

___________________________

*   В рассмотрении настоящего сообщения участвовали следующие члены Комитета: г-н Нисуке Андо, г-н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г-жа Кристина Шане, г-н Морис Глеле-Аханханзо, г-н Эдвин Джонсон, г-н Вальтер Келин, г-н Ахмед Тауфик Халил, г-н Микаэль О’Флаэрти, г-жа Элизабет Палм, г-н Рафаэль Ривас Посада, сэр Найджел Родли, г-н Иван Ширер, г-н Иполито Солари-Иригойен и г-н Роман Верушевский.

 

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY