Па-беларуску На русском

Ляшкевич против Беларуси

P.         Сообщение № 887/1999, Ляшкевич против Беларуси*

(Соображения приняты 3 апреля 2003 года, семьдесят седьмая сессия)

 

Представлено:     Марией Стаселович (представлена адвокатом г‑жой Татьяной Протко)

Предполагаемая жертва:     автор и ее сын, Игорь Ляшкевич (покойный)

Государство-участник:                                  Беларусь

Дата сообщения:                                              26 ноября 1998 года

 

Комитет по правам человека, образованный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на своем заседании 3 апреля 2003 года,

завершив рассмотрение сообщения № 887/1999, представленного Комитету по правам человека от имени г‑жи Марии Стаселович и г‑на Игоря Ляшкевича в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах,

приняв во внимание всю письменную информацию, предоставленную ему автором сообщения и государством-участником,

принимает следующее:

 

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5

Факультативного протокола

 

1.1       Автором сообщения является гражданка Беларуси г‑жа Мария Стаселович.  Она действует от собственного имени и от имени своего сына г‑на Игоря Ляшкевича, также гражданина Беларуси, который на момент представления сообщения 26 ноября 1998 года содержался под стражей в камере смертников, после того как он был признан виновным в совершении убийства и приговорен к смертной казни.  Она утверждает, что ее сын является жертвой нарушения Республикой Беларусь1 статьи 6 Международного пакта о гражданских и политических правах.  Из ее заявлений явствует, что сообщение также вызывает вопросы по статьям 7 и 14 Пакта.  Автор представлена адвокатом.

 

1.2       28 октября 1999 года в соответствии с правилом 86 своих правил процедуры Комитет по правам человека, действуя через своего Специального докладчика по новым сообщениям, обратился с просьбой к государству-участнику не приводить в исполнение смертный приговор, вынесенный г‑ну Ляшкевичу, до тех пор, пока Комитет не завершит рассмотрение данного дела.  Поскольку из представления государства-участника от 12 января 2000 года стало известно, что вынесенный г‑ну Ляшкевичу смертный приговор был приведен в исполнение, причем дата приведения приговора в исполнение не указывалась, Комитет обратился с конкретными вопросами к автору и государству-участнику2.  На основании полученных ответов представляется, что г‑н Ляшкевич был казнен 15 марта 1999 года, т.е. до даты регистрации сообщения Комитетом.

 

 

 

____________________

*           В рассмотрении данного сообщения участвовали следующие члены Комитета:  г‑н Нисуке Андо, г‑н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г‑н Франко Депаскуале, г‑н Вальтер Келин, г‑н Ахмед Тауфик Халиль, г‑н Раджсумер Лаллах, г‑н Рафаэль Ривас Посада, сэр Найджел Родли, г‑н Мартин Шейнин, г‑н Иван Ширер, г‑н Иполито Солари Иригойен, г‑жа Рут Уэджвуд, г‑н Роман Верушевский и г‑н Максуэлл Ялден.

 

1.3       Комитет с сожалением отмечает, что на тот момент, когда он смог направить свое уведомление в соответствии с правилом 86, смертный приговор уже был приведен в исполнение.  Комитет понимает сложившуюся ситуацию и будет обеспечивать, чтобы дела, в отношении которых может возникнуть необходимость направления уведомлений в соответствии с правилом 86, рассматривались достаточно быстро, с тем чтобы его просьбы могли быть удовлетворены.

 

Факты в изложении автора

 

2.1       Автор сообщает, что 15 июля 1997 года Минский городской суд приговорил г‑на Ляшкевича к расстрелу.  Он был признан виновным в том, что 25 июня 1996 года вместе с четырьмя другими обвиняемыми незаконно лишил свободы г‑на А. Васильева, причинив ему физические страдания и впоследствии преднамеренно убив его.  Верховный суд поддержал судебное решение 15 ноября 1997 года3.

 

2.2       Минский городской суд установил, что проходивший по делу г‑на Ляшкевича г‑н Альчевский решил отомстить г‑ну Васильеву и что в то время, как последний подвергался избиениям, другой обвиняемый, г‑н Дудкевич, облил его бензином, а г‑н Ляшкевич поджег его.  Автор утверждает, что г‑н Ляшкевич говорил ей о том, что у него не было ни повода, ни причин для совершения подобных действий, что он не наносил г‑ну Васильеву ножевых ранений и не поджигал его и что его действия не могли явиться причиной смерти жертвы.  Автор считает, что не имеется доказательств того, что ее сын ударил г‑на Васильева ножом в шею или душил его.  По ее мнению, из материалов судебного разбирательства явствует, что ее сын не принимал непосредственного участия в убийстве.

 

2.3       Автор также ссылается на заявления других обвиняемых и вновь утверждает, что доказательства того, что ее сын принимал активное участие в этом преступлении, отсутствуют.  Она заявляет, что ее сын не организовывал и не мог являться организатором этого преступления, и что это мнение разделяют жители ее деревни, которые направили по этому поводу президенту Республики письмо, не принесшее положительных результатов.  Она утверждает, что ее сын так и не признал своей вины и что он до конца надеялся на то, что судебная ошибка будет исправлена, несмотря на тот факт, что все средства правовой защиты были исчерпаны.

 

Жалоба

 

3.1       Автор утверждает, что ее сына приговорили к смертной казни на основании лишь косвенных улик.  У суда не было никаких явных и неоспоримых доказательств виновности ее сына в совершении убийства.  Она считает, что это является нарушением статьи 6 Пакта, причем содержание ее заявления указывает на то, что данное утверждение следует рассматривать в сочетании со статьей 14 Пакта.

 

3.2       Из материалов дела, хотя автор и не упоминает непосредственно эти положения, также явствует, что данное сообщение может вызвать вопросы по статье 7 Пакта, в том что касается непредоставления автору информации о дате приведения в исполнение приговора в отношении ее сына и месте его захоронения.

 

3.3       Наконец, данное сообщение, очевидно, вызывает вопросы в связи с соблюдением государством‑участником его обязательств по Факультативному протоколу к Пакту, поскольку в нем утверждается, что государство‑участник привело в исполнение приговор в отношении ее сына, хотя и до регистрации сообщения Комитетом, однако после того, как она проинформировала адвоката, тюремную администрацию и Верховный суд о том, что она представила сообщение.

 

Замечания государства‑участника

 

4.1       В ноте от 12 января 2000 года государство‑участник представило свои замечания, указав, что г‑н  Ляшкевич был привлечен к судебной ответственности Минским городским судом 15 июля 1997 года, был признан виновным в совершении всех преступлений, перечисленных в статьях 124 и 100 Уголовного кодекса Республики Беларусь4, и был приговорен к высшей мере наказания.  Суд признал вину четверых обвиняемых и приговорил трех из них к 15 года тюремного заключения5.

 

4.2       Резюмируя факты, государство‑участник заявляет, что после драки, произошедшей приблизительно в полночь 25 июня 1996 года, г‑н Ляшкевич и еще четыре человека похитили г‑на Васильева, бывшего сотрудника милиции, и доставили его в место, расположенное вблизи Браславских озер, с целью убийства, применив при этом особую жестокость.  Вина г‑на Ляшкевича была доказана:  он признался в том, что избивал г‑на Васильева вместе с другими обвиняемыми.  Он удерживал его за шею и, когда его облили бензином и подожгли, подбрасывал в костер дрова.

 

4.3       Государство‑участник приводит свидетельские показания, представленные в ходе судебного разбирательства обвиняемыми в отношении последовательности событий в ночь совершения преступления:  сначала г‑на Васильева избили, затем привезли к озеру, чтобы бросить в воду, но, когда этого не удалось сделать, они вновь избили его и подожгли.

 

4.4       Государство‑участник добавляет, что вина г‑на Ляшкевича была также подтверждена заключениями судебно‑медицинских экспертов, сделанных на основании множественных травм, а также внутренних и внешних повреждений, обнаруженных на трупе г‑на Васильева.

 

4.5       По мнению государства‑участника, суд учел все обстоятельства дела и подверг их объективному разбирательству.  Заключение о виновности г‑на Ляшкевича являлось оправданным, и его действия были должным образом квалифицированы согласно соответствующим статьям Уголовного кодекса.  Его наказание было определено с учетом совершенных им деяний и негативной информации о его личности, а также отягчающих вину обстоятельствах, при которых было совершено преступление.  14 ноября 1997 года Верховный суд Республики Беларусь поддержал решение Минского городского суда.  По мнению государства‑участника, основания подвергать сомнению эти решения отсутствуют.

 

Замечания автора

 

5.1       Несмотря на то, что замечания государства‑участника были должным образом направлены автору и что после этого ей было направлено несколько дополнительных напоминаний, она никак не прокомментировала заявление государства‑участника.  После того как 11 июля 2002 года автору был направлен еще один запрос в отношении информации, касающейся приведения в исполнение смертного приговора, 24 июля 2002 года адвокат автора сделал следующее замечание.  Адвокат утверждает, что сын автора был казнен 15 марта 1999 года, что подтверждается в полученном автором 5 мая 1999 года свидетельстве о смерти.  Далее адвокат заявляет, что в Беларуси смертные приговоры приводятся в исполнение тайно.  Ни осужденному, ни членам его семьи не сообщают о дате казни6.  Всех приговоренных к высшей мере наказания переводят в Минский следственный изолятор № 1 (СИЗО‑1), где их содержат в отдельных “камерах смертников” и где им выдают (полосатую) одежду, отличающуюся от одежды других заключенных.

 

5.2       Адвокат сообщает, что казни проводятся в специальном месте солдатами из состава “Комитета по приведению приговоров в исполнение”.  Казнь производится исполнителем посредством пистолетного выстрела.  Пистолет выдается исполнителю начальником следственного изолятора.  После казни врач, в присутствии прокурора и представителя тюремной администрации, оформляет соответствующий документ, удостоверяющий смерть.

 

5.3       Адвокат также сообщает, что, останки казненного заключенного доставляются ночью на одно из минских кладбищ, где солдаты хоронят их, не оставляя каких‑либо различимых упоминаний об имени заключенного или о точном расположении места его захоронения.

 

5.4       Адвокат указывает, что после того как о приведении в исполнение казни сообщают суду, вынесшему смертный приговор, суд информирует об этом членов семьи казненного заключенного.  После этого родственникам заключенного в городской службе регистрации гражданского состояния выдается свидетельство о смерти, в котором в графе о причине смерти указывается судебное решение.

 

5.5       Не приводя каких‑либо дополнительных подробностей, адвокат утверждает, что г‑жа Стаселович поставила в известность адвоката своего сына, Верховный суд и тюремные власти о том, что она представила сообщение в Комитет по правам человека до фактической казни ее сына.

 

Дополнительные замечания государства-участника

 

6.1       12 сентября 2002 года государство-участник ответило на запрос7 Комитета, касающийся даты казни сына автора и уточнения момента, когда государству-участнику стало известно о наличии сообщения.  Оно вновь сообщило, что г-н Ляшкевич был казнен 15 марта 1999 года на основании приговора Минского городского суда от 15 июля 1997 года.  Государство-участник подчеркнуло, что нота Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, в которой сообщалось о регистрации сообщения, была датирована 28 октября 1999 года и что, таким образом, приговор был приведен в исполнение за несколько месяцев8  до того, как государству-участнику стало известно о регистрации сообщения в соответствии с Факультативным протоколом.

 

6.2       Государство-участник не представило дальнейших замечаний по поводу утверждений автора.

 

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

 

Предполагаемое нарушение Факультативного протокола

 

7.1       По утверждению автора, государство-участник нарушило свои обязательства по Факультативному протоколу, казнив ее сына, несмотря на тот факт, что сообщение было направлено в Комитет и автор проинформировала об этом адвоката своего сына, тюремные власти и Верховный суд до приведения в исполнение приговора, вынесенного ее сыну, и до официальной регистрации сообщения в соответствии с Факультативным протоколом.  Государство-участник прямо не опровергает это утверждение автора, однако указывает, что ему стало известно о регистрации сообщения автора в соответствии с Факультативным протоколом из вербальной ноты от 28 октября 1999 года, т.е. через семь месяцев после казни.  В своей предыдущей правовой практике Комитет уже рассматривал действия государства-участника, идущие в разрез с его обязательствами по Факультативному протоколу, когда оно осуществило казнь лица, представившего сообщение на рассмотрение Комитета, при этом учитывался не только тот факт, что Комитет явно просил о применении временных мер защиты, но также и необратимый характер высшей меры наказания.  Вместе с тем с учетом обстоятельств настоящего сообщения, а также в свете того факта, что решение по первому делу, в рамках которого Комитет установил нарушение Факультативного протокола в связи с казнью лица, чье дело находилось на рассмотрении Комитета9, было принято и опубликовано после казни г-на Ляшкевича, Комитет не может считать государство-участник ответственным за нарушение Факультативного протокола в связи с казнью г-на Ляшкевича, имевшей место после представления сообщения, но до его регистрации.

 

Рассмотрение вопроса о приемлемости

 

8.1       Перед рассмотрением любых утверждений, содержащихся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 87 своих правил процедуры принять решение о его приемлемости или неприемлемости согласно Факультативному протоколу.

 

8.2       Комитет отмечает, что этот вопрос не рассматривается в соответствии с какой-либо другой международной процедурой и что внутренние средства правовой защиты были исчерпаны.  Таким образом, условия, поставленные в подпунктах а) и b) пункта 2 статьи 5 Факультативного протокола, соблюдены.

 

8.3       Комитет принял к сведению утверждение автора о том, что признание ее сына виновным и вынесение ему смертного приговора были основаны исключительно на косвенных уликах и что у суда не имелось явных доказательств виновности ее сына в совершении убийства, представляют собой нарушение статьи 14 Пакта в совокупности со статьей 6.  Данное утверждение ставит под сомнение оценку фактов и доказательств судом государства-участника.  Комитет напоминает, что обычно рассмотрение фактов и доказательств по конкретному делу является функцией судов государства – участника Пакта, за исключением тех случаев, когда можно доказать, что оценка доказательств являлась явно произвольной либо представляла собой отказ в правосудии, либо суд каким-либо иным образом нарушил свое обязательство, касающееся его независимости и беспристрастности.  Находящаяся на рассмотрении Комитета информация не дает оснований утверждать, что решения Минского городского суда и Верховного суда страдают такими недостатками, даже для целей приемлемости.  Таким образом, эта часть сообщения является неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

 

8.4       Комитет считает, что остальные утверждения автора, а именно:  что власти не проинформировали, либо через приговоренного к казне заключенного, либо непосредственно, его семью о дате казни, а также что власти не сообщили ей точного места захоронения, свидетельствуют о нарушении Пакта и являются приемлемыми, поскольку вызывают вопросы, подпадающие под действие статьи 7 Пакта.

 

8.5       Таким образом, Комитет объявляет сообщение приемлемым, в том что касается изложенного в пункте 8.4 выше, и преступает к рассмотрению данной жалобы по существу.

Рассмотрение дела по существу

 

9.1       Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение в свете всей информации, представленной ему сторонами, как это предусмотрено в пункте 1 статьи 5 Факультативного протокола.

 

9.2       Комитет отмечает, что утверждение автора о том, что ее семья не была проинформирована ни о дате, ни о часе, ни о месте казни ее сына, ни о точном месте его последующего захоронения, осталось неопровергнутым.  При отсутствии какого‑либо опровержения данного утверждения государством‑участником и какой‑либо другой соответствующей информации от государства‑участника относительно практики приведения в исполнение приговоров к смертной казни следует уделить должное внимание утверждению автора.  Комитет понимает продолжающиеся душевные страдания и психический стресс, причиненные автору как матери приговоренного к смертной казни заключенного, в результате продолжающейся неопределенности в отношении обстоятельств, приведших к его казни, а также места его захоронения.  Комитет считает, что обстановка полной секретности в отношении даты казни и места захоронения и отказ в выдаче тела для захоронения равноценны запугиванию или наказанию семей, поскольку их намеренно оставляют в состоянии неопределенности и психических страданий.  Комитет считает, что первоначальный отказ властей уведомить автора о запланированной дате казни ее сына и их последующий настойчивый отказ сообщить ей место его захоронения представляют собой бесчеловечное обращение с автором в нарушение статьи 7 Пакта.

 

10.       Комитет по правам человека, руководствуясь пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола, пришел к выводу о том, что имеющиеся в его распоряжении факты подтверждают нарушение статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

 

11.       В соответствии с пунктом 3 а) статьи 2 Пакта государство‑участник обязано обеспечить автору эффективное средство правовой защиты, включая информацию о месте захоронения ее сына и компенсацию за перенесенные страдания.  Государство‑участник также обязано не допускать аналогичных нарушений в будущем.

 

12.       С учетом того, что, став участником Факультативного протокола, государство‑участник признало компетенцию Комитета определять, имело ли место нарушение Пакта, и что согласно статье 2 Пакта государство‑участник обязалось обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, и обеспечивать им эффективное и обладающее исковой силой средство правовой защиты в случае установления нарушения, Комитет хотел бы получить от государства‑участника в течение 90 дней информацию о мерах, принятых для претворения в жизнь соображений Комитета.  Кроме того, государству‑участнику предлагается опубликовать соображения Комитета.

 

[Принято на английском, французском и испанском языках, причем языком оригинала является английский.  Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

 

Примечания

 1           Международный пакт о гражданских и политических правах вступил в силу для государства‑участника 23 марта 1976 года, а Факультативный протокол ‑ 30 декабря 1992 года.

 2           11 июля 2002 года Комитет запросил следующую информацию:

а)          у государства‑участника:

1.         когда конкретно была произведена казнь;  и

2.         когда государство‑участник узнало о наличии сообщения;

b)          у автора:

1.         когда приговор к смертной казни был приведен в исполнение;  и

2.         проинформировали ли вы государство‑участник о представлении сообщения в Комитет по правам человека до регистрации настоящего дела.

3           В дальнейшем, в соответствии с чрезвычайной процедурой, запрос председателя Верховного суда о проведении пересмотра был отклонен 15 января 1998 года.

4           Однако государство‑участник не представило текста соответствующих статей.

5           Процессуальные действия в отношении одного из обвиняемых были прекращены в результате его смерти.

6           Автор представила копию статьи 175 Уголовно‑исполнительного кодекса Беларуси.  В нем, в частности, предусмотрено, что приговоры к смертной казни приводятся в исполнение путем расстрела.  Во время приведения приговора в исполнение присутствуют прокурор, представитель тюрьмы, где осуществляется приведение приговора в исполнение, и врач.  В исключительных случаях и с согласия прокурора допускается присутствие других лиц.  Врач констатирует смерть и оформляет соответствующий протокол.  Тюремная администрация обязана проинформировать суд, который вынес приговор, а этот суд информирует одного из родственников казненного.  Тело казненного не выдается для захоронения, а место захоронения не сообщается семье или родственникам.

7           См. сноску 2.

8           “Шесть месяцев”, согласно заявлению самого государства‑участника.

9           Сообщение № 869/1999 Пиадионг и др. против Филиппин.



Каталог TUT.BY Rating All.BY