Па-беларуску На русском
Правозащитники Против Пыток >> Главное >> Преступное бездействие

Преступное бездействие

Проблема применения пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения в пенитенциарных учреждения Беларуси, волнует сегодня многих правозащитников. Чрезвычайно актуален вопрос  о том, как противостоять беспределу и применению силы к заключенным со стороны администрации и рабочего персонала мест лишения свободы.

Однако, эту тему можно рассматривать и с другой стороны, – с точки зрения бездействия должностных лиц, отсутствия их реакции на происходящее в стенах тюрьмы или колонии. Зачастую пытки, которым подвергаются заключенные, связаны с условиями содержания, и не всегда они являются инициативой администрации. В то же время, тюремное начальство – практически единственная сила, которая может улучшить эти условия и оградить заключенных от унижения их человеческого достоинства.

В любом государстве совершаются преступления и существуют тюрьмы. Тем не менее, если за совершение преступления, каким бы тяжелым оно ни было, человека лишают свободы, – его нельзя лишать нормальных условий жизни: полноценного питания, прогулок, общения с родственниками, своевременной медицинской помощи, достаточно комфортной обстановки в камере, допустимого количеств человек в камере, в конце концов – возможности уединения при отправлении естественных надобностей.

Заключение причиняет страдания уже в силу того, что отнимает у человека право на самоопределение, поскольку он лишен свободы. Поэтому, тюремная система не должна усугублять страдания человека, лишенного свободы.

Статья 7 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию». Это означает, что режим, принятый в заведении, должен стремиться свести до минимума ту разницу между жизнью в тюрьме и жизнью на свободе, которая убивает в заключенных чувство ответственности и сознание человеческого достоинства, и ни в коем случае не должен причинять страдания заключенным. В тюрьме человек должен быть лишен единственного – свободы, но никак не подвергаться давлению, пыткам и жестокому обращению со стороны администрации.

В свою очередь, статья 10 Пакта говорит о том, что: «Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности». Минимальные стандартные правила обращения с заключенными ООН задают стандарты, обеспечивающие соблюдение прав человека. Они говорят о том, что тюремные помещения должны отвечать гигиеническим стандартам, иметь достаточную площадь, кубатуру, хорошо освещаться, отапливаться и вентилироваться. В каждой камере должен быть стол, стулья и полки для посуды. В помещениях, предназначенных для жизни и труда заключенных, окна должны пропускать столько света, чтобы можно было читать или работать при естественном освещении.

Начальство тюрем, при предъявлении претензий к условиям содержания и их несоответствие европейским стандартам, обычно ссылается на недостаточное финансирование со стороны государства и другие причины. Тем не менее, как отмечают инспекторы Европейского комитета по предотвращению пыток, нарушение минимальных стандартов для мест лишения свободы не может оправдываться недостатком средств.

В то же время, администрация пенитенциарных учреждений редко прилагает усилия для какого-либо улучшения условий содержания, равно как и расследования фактов применения пыток к заключенным. Тем самым тюремные начальники  проявляют преступное бездействие – ч.2 ст.425 Уголовного кодекса Республики Беларусь, то есть не выполняют или ненадлежащим образом выполняют возложенные на них обязанности, в результате чего причиняется вред заключенным.

Именно из-за бездействия должностных лиц, десятки тысяч заключенных в Беларуси сегодня являются жертвами пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения только в результате того, что они находятся в местах лишения свободы. Одна из причин такого положения – безнаказанность преступников, а это, как известно , – все равно что овация для актера.

Так, одним из видов бездействия является невыполнение служебных обязанностей и полномочий, несовершение тех действий, которые лицо должно было и могло совершить, или невоспрепятствование наступлению таких последствий, которые лицо обязано было предотвратить. Преступное бездействие – это конкретное поведение, обусловленное общественной опасностью, противоправностью, которые рассматриваются в конкретных обстоятельствах места, времени и обстановки совершения преступления.

Бездействие начальников мест лишения свободы, в случае, когда заключенные подвергаются унижающему человеческое достоинство обращению, является ничем иным, как преступлением.

О существующих нарушениях условий содержания заключенных ярко свидетельствует соображения комитета по правам человека по делу «Михаил Маринич против Беларуси», принятые в 2010 году.

Суть сообщения Михаила Маринича, кандидата на пост Президента на выборах 2001 года, кроме нарушения его права на справедливое судебное разбирательство, состояла в том числе в длительности его предварительного заключения в следственном изоляторе КГБ, где он содержался в бесчеловечных и унижающих достоинство условиях, что негативно сказалось на состоянии его здоровья.

В своей жалобе заявитель сообщает, что он отбывал арест в пяти различных камерах, площадь каждой из которых не превышала пяти квадратных метров. Эти камеры изначально рассчитаны на одного-двух человек, но фактически в них содержится по четыре-пять человек. Камеры не оборудованы системой вентиляции, и в них отсутствует внешний источник свежего воздуха. Поэтому воздух там пропитан запахом пота, мочи и экскрементов. В летнее время в камерах слишком жарко, и заключенные вынуждены ходить полуголыми. Из-за высокой влажности они постоянно ходят в мокрой одежде. Осенью в камерах холодно и сыро. Естественное освещение отсутствует, и камера освещается при помощи единственной лампочки. Поэтому в камере всегда царит полумрак. Свет, который не выключается даже на ночь, не проникает на нижние нары, в связи с чем читать и писать не представляется возможным, в то время как люди на верхних нарах с трудом могут спать. Из-за недостатка света глаза автора находились в постоянном напряжении, в связи с чем ухудшилось его зрение.

Питание в следственном изоляторе было крайне скудным. На завтрак подавали овсянку, на обед − суп и овсяную кашу, а на ужин − вареный нечищеный картофель и селедку. В рационе отсутствовали овощи, фрукты и мясо. Заключенным полагаются две посылки с продовольствием от родственников. По утверждению автора, за шесть месяцев он похудел на десять килограммов. Он также сообщает, что его сокамерники были заядлыми курильщиками, а администрация тюрьмы не делала ничего для ограничения курения или отдельного размещения курильщиков. За время содержания под стражей у него развилось несколько хронических заболеваний сердечно-сосудистой системы, обострилась почечная болезнь.

Автор сообщает, что после вынесения ему приговора, этапирование по месту отбывания наказания заняло более суток. Во время транспортировки в холодных железнодорожных вагонах заключенные, находящиеся в наручниках, подвергались унизительным досмотрам и проверкам. По пути конвоиры изъяли у автора все лекарства, которые он должен был принимать два раза в день, и не вернули их.

По утверждению автора, именно такие условия и обращение отрицательно сказались на его здоровье и привели к тому, что после прибытия в исправительную колонию у него случился инсульт, поскольку администрация отказалась предоставить ему необходимые лекарственные препараты. Кроме того, он утверждает, что администрация не обеспечила оказание ему медицинской помощи в течение недели после инсульта. Врач к заявителю был допущен только после его жалобы прокурору.

Рассмотрев данное сообщение, Комитет отметил, что государства-участники обязаны соблюдать определенные минимальные стандарты обращения с заключенными, включая оказание медицинской помощи и обеспечение ухода больным заключенным, что предусмотрено правилом 22 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными. Из информации, представленной автором, равно как и из медицинских заключений, со всей очевидностью следует, что автор испытывал боль и что он не мог добиться от администрации исправительного учреждения предоставления ему необходимых медикаментов и надлежащей медицинской помощи. Поскольку автор пробыл в тюрьме более года после инсульта и испытывал серьезные проблемы со здоровьем, в отсутствие какой-либо иной информации Комитет постановляет, что он является жертвой нарушения статьи 7 и пункта 1 статьи 10 Пакта.

В данном деле следует отметить немаловажный факт: родственники Михаила Маринича обращались к спецдокладчику ООН, однако в августе 2004 года Рабочей группе Организации Объединенных Наций по произвольным задержаниям было запрещено посетить автора в месте содержания под стражей. Этот факт еще раз доказывает боязнь белорусских властей допустить в места лишения свободы независимых экспертов, чтобы и далее скрывать тот ужас, который происходит в стенах тюрем и колоний.

Приведенное дело – лишь капля в море того беспредела, который происходит сегодня в места лишения свободы с молчаливого согласия начальников. Очевидно, что для работников правоохранительных органов и, в первую очередь, учреждений пенитенциарной системы, ознакомление с решениями Комитета по правам человека ООН по жалобам, касающимся условий содержания в местах лишения свободы, должно представлять большой интерес.

Как известно, исполнительная система уголовного наказания Беларуси взяла свое начало в Советском союзе. Пенитенциарная система, существовавшая в то время, не могла обеспечить заключенным соблюдение их законных прав и свобод. В тюрьмах не соблюдались такие нормы абсолютного права, как свобода от пыток и применения жестокого, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения.  Впрочем, задачи соблюдения, и уж тем более – защиты прав заключенных, в то время не были актуальны. После развала СССР и с приобретением Республикой Беларусь независимости, одновременно с демократическими процессами в обществе, начались преобразования и в уголовно-исполнительной системе. Тем не менее, условия во многих тюрьмах и колониях остаются приблизительно на том же уровне, что и десятки лет назад.

Сегодня закрытость пенитенциарной системы приводит к искажению информации о реальном положении заключенных, поскольку правозащитники и представители негосударственных общественных организаций фактически лишены возможности  ознакомиться с условиями жизни и содержания заключенных.

Таким образом, сегодня крайне важно помнить о том, что бездействие – это преступление для умных и умная тактика скрывшегося преступника.  Преступник в данном случае – государство, в лице администрации пенитенциарных учреждений Беларуси. И правозащитники сегодня делают все возможное для того, чтобы отстоять право заключенных не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство отношению, которое часто применяется к ним из-за бездействия и с молчаливого согласия тюремной администрации.

 

Правозащитник Ксения Дубицкая

Вы можете следить за комментариями к этой новости через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить отзыв, либо поделиться ссылкой.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY