Па-беларуску На русском

Семичастный В. Е.

Владимир Ефимович Семичастный (1924-2001).

Родился в крестьянской семье, в Екатеринославской губернии. Украинец. О его семье мало что известно. Образование – неоконченное высшее: короткое время учился  в Днепропетровском химико-технологическом институте, но затем был направлен на комсомольскую работу, в связи с чем избежал отправки на фронт.
Во время эвакуации работал в органах ВЛКСМ Кемеровской области, а после начала освобождения Украины от оккупантов – стал первым секретарем Донецкого (тогда – Сталинского) обкома комсомола.

Член ВКП(б) с 1944 г.  после войны продолжил комсомольскую карьеру, и к 1950 г. был уже Первым секретарем ЦК ЛКСМ(у): для его 26 лет – карьера фантастическая. Возможное ее объяснение – острый кадровый голод, вызванный гибелью на войне многих комсомольских работников[1] (далеко не все из них, подобно В.Семичастному, воспользовались так называемой «бронью» – правом отказа от призыва для некоторых категорий призывников).

На комсомольской работе Семичастный сблизился с А.Н. Шелепиным, и пришелся «ко двору» Н.С.Хрущеву, так как очень своевременно принялся «разоблачать» культ личности Сталина, затеяв, при этом, кадровую чистку в подчиненном ему украинском комсомоле. Благодаря А.Шелепину, он стал сначала секретарем, а в 1958 г. – первым секретарем ЦК ВЛКСМ. Правда, затем последовало некоторое понижение – до поста руководителя комсомольской организации Азербайджанской ССР. Известно, что в конце 50-х в руководстве КПСС шла  острая борьба за власть: Н.Хрущев многим был неудобен, а сам он, в свою очередь, считал нужным упрочить свои позиции кадровыми чистками[2].

В 1961 г. стал Председателем КГБ, и занимал эту должность до 1967 г. На этом посту Семичастный «отличился» редкой «гибкостью позвоночника». Так, до свержения «антипартийной группы» В.Молотова, Л.Кагановича, Г.Маленкова, Семичастный высказывал к ним всем полнейшее подобострастие, но на пленуме ЦК КПСС в июне 1957 г., когда стало ясно, что их снимут со всех постов, обрушился на них с критикой[3]. Точно также он обрушился с критикой на только что снятого с поста министра обороны Г.К. Жукова. В 1961 г., на внеочередном съезде КПСС, Семичастный был в числе наиболее активных сторонников выноса тела И.В. Сталина из мавзолея, и одним из первых потребовал переименовать Сталинград в Волгоград. Вероятно, такая подобострастность по отношению к Н.Хрущеву и дала последнему основания назначить Семичастного Председателем КГБ.

На коллегиях КГБ Семичастный любил произностть длинные монологи с панегириками Хрущеву и его политике, воздерживаясь, однако, от дачи конкретных указаний по тем или иным вопросам: «проявляйте инициативу, думайтие сами, вам партия доверяет!», – таковы были его установки.  Причина, видимо. Крылась в нежелании брать на себя ответственность за какие-либо значимые решения, тем более, что политика Хрущева менялась едва ли не каждый месяц[4].

При В.Семичастном активно работала комиссия по реабилитации жертв сталинских репрессий, причем, если раньше – до 1961 г., об этом  нередко писала пресса, то при Семичастном  все  делалось негласно. Если раньше людей не только освобождали, но и полностью реабилитировали, то теперь практиковалось освобождение без снятия судимости, что давало возможность избежать необходимости компенсации имущества и вреда.[5]

Семичастный также препятствовал возвращению домой  выселенных народов, установив, что , «поскольку они укоренились на новых местах пребывания», обратному  переселению надлежит препятствовать – в частности, это коснулось крымских татар (чеченцев преследовать в этом плане власти боялись, а татарам воспрещали прописку, сносили дома, которые те строили, директивным порядком отказывали в приеме на работу). Что касается поволжских немцев, то Семичастный не препятствовал их репатриацию в Германию (в их числе наверняка уезжали и агенты КГБ). Семичастный также был вовсе не против выезда евреев в Израиль, и считал проблему «невыездных» надуманной, полагая, что, если выпустить из страны всех желающих, то станет гораздо спокойней.  Правда, как он признавал позднее, он не ожидал, что желающих уехать будет так много[6].

В 1961 г. В.Семичастный предупреждал Н.Хрущева об опасности раздувания кризиса вокруг Западного Берлина, опасаясь, что США пустят в ход ядерное оружие. В 1962 г., однако, он не стал высказываться против посылки советских ракет на Кубу. При этом, «за» он тоже не высказался, а, когда ему стало известно об измене СССР полковника ГРУ О.В. Пеньковского, который докладывал ЦРУ сведения о советских ядерных силах (что ставило под угрозу, и, в итоге, сорвало все геополитические планы Н.Хрущева,  связанные с Кубой), Семичастный ограничился кратким докладом Ф.Р.Козлову – на тот момент второму  лицу в КПСС, считавшемуся возможным преемником Хрущева. Ф.Р. Козлов этой информации значения не придал, а потому Семичастный ничего и не предпринимал.  Поэтому, после выяснения  всей этой истории, Семичастный, формально оставшись «не виноватым», сохранил свой пост, тогда как и Ф.Р. Козлов, и И.А. Серов, и целая группа военачальников, своих постов лишились[7].

После истории с Пеньковским, В.Семичастный  переориентировался на Л.И. Брежнева, обещавшего, в числе прочего, избегать резких шагов во внешней политике. Но, для введения Хрущева в заблуждение, демонстрировал верность ему[8]. Семичастный стоял, в числе прочих, за  Новочеркасским расстрелом, отправил в психиатрическую больницу правозащитника П.Г. Григоренко,  инициировал «дело» Ю.Даниэля и А.Синявского, одобрительно отнесся к расправе с авангардистским направлением в искусстве[9]. И в то же самое время, Семичастный не имел ничего против творчества В.Высоцкого, А.Вознесенского, Е.Евтушенко, Б.Окуджавы, положительно отнесся к открытию Театра на Таганке и к чтению молодежью стихов и прозы на Пушкинской площади в Москве, переходившему иногда в настоящий митинг. Подобная противоречивость позиций не могла не вызвать определенной негативной реакции Брежнева, и в 1967 г. В.Е. Семичастный был заменен Ю.В. Андроповым.

В дальнейшем находился на малозначительных постах, вначале – зампредседателя правительства УССР (1967-1981 гг.), затем – заместителем председателя Всесоюзного общества «Знание», а в 1988 г. окончательно вышел на пенсию. В 90-х годах опубликовал мемуары и дал ряд интервью российским СМИ, где называл себя сторонником демократических реформ, и сетовал на то, что ни Хрущев, ни Брежнев не прислушивались к советам, которые он, якобы, давал [10].  Причины падения советского режима он свел к чисто субъективным – виновными у него оказались конкретные люди, а не фундаментальные изъяны той идеологии, которую существовавший режим пытался воплотить в жизнь.

Умер В.Е. Семичастный в 2001 г. в Москве, похоронен с воинскими почестями.



[1] Медведев Р. Андропов. М.,2006.

[2] Шелест П. Настоящий суд истории еще впереди. Киев, 2004.

[3] Каганович Л.М. Памятные записки. М.,2001.

[4] Стил Д., Абрахам Э. Андропов и «кремлевские комсомольцы». Оксфорд, 1983.

[5] Бредихин В.Н. Лубянка – Старая площадь. Сб. документов и материалов. М.,2000.

[6] Семичастный В.Е. Беспокойное сердце. М.,2002.

[7] Суворов В. Кузькина матерь. Хроника великого десятилетия. М.,2010.

[8] Микоян А.И. А было это так. М., 1992.

[9] Бредихин В.Е. указ.соч.

[10] См. www.gazeta.aif.ru/online/aif/1250/15_01 (интервью газете «Аргументы и факты»).

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY