Па-беларуску На русском

Балицкий В.А.

Балицкий Всеволод Аполлонович (1892-1937).

Родился в г.Верхнеднепровск Екатеринославской губернии. Из семьи служащего.
Окончил гимназию, поступил  в Московский университет на юридический факультет, но учебу не завершил – увлекся революционными идеями.  Член РСДРП с 1913 г., поначалу – меньшевик, в 1915 г. перешел к большевикам. Был призван в армию, стал прапорщиком,  но на фронт не попал.
В 1917 г.  – председатель различных солдатских советов и комитетов в Грузии, в 1918 г. – на нелегальном положении, несколько раз был арестован грузинским правительством, а потом – немцами.

С декабря 1918 г. – член Коллегии Всеукраинской ЧК, заведующий отделом, затем – заведующий секретариатом, а в 1919 г. – председатель ЧК в Гомеле. Осенью того же года – председатель ревтрибунала Гомельского укрепрайона. С ноября 1919 г. – председатель Волынской, потом – Киевской ЧК, одновременно – полпред ВЧК в Правобережной Украине. Прославился  беспощадностью.[1] В 1920 г. – председатель ревтрибунала Юго-Западного фронта, устраивал массовые расправы  над подозреваемыми в сочувствии к украинским националистам (петлюровцам, и прочим).

В 1920-1921 гг. – заместитель председателя ВЧК Ф.Дзержинского, по 1922 г. – командующий войсками ВЧК.   «Отличился» кровавым подавлением антоновского движения, широко практиковал взятие заложников  и «децимации» (расстрел каждого десятого из тех деревень, где  оказывали помощь повстанцам).  Поддерживал все репрессивные инициативы М.Н.Тухачевского, который командовал выделенными с карательными целями  частями Красной Армии. В частности, одобрил «изобретение» Тухачевского – «газенваген» (убийство людей выхлопными газами в крытом  кузове грузовика)[2]. Позднее нацисты  это «изобретение» позаимствовали.

В 1923-1931 гг. – председатель ГПУ Украины, и, одновременно, с 1924 по 1930 гг. – нарком внутренних дел УССР.  Несет прямую ответственность за репрессии против украинского крестьянства в годы «коллективизации»: обеспечивал аресты и  высылку «кулаков», сопровождавшуюся, как правило, «ликвидацией» многих из них войсками ГПУ[3].
Одновременно подавлялось и недовольство среди рабочих, многие из которых сами были недавними крестьянами:  так, «Шахтинское дело» было инициировано Балицким, и он сделал все, чтобы его раздуть. Уже после этого «дела» арестам подверглись многие сотни рабочих, не веривших в виновность осужденных[4].   В карьерных целях «выявлял» десятки «националистических» и «шпионско-подрывных» организаций. Особенно  приметно в этом плане «дело» «Союза украинской молодежи»: в  него «записывали» даже тех, кто  просто изучал украинский язык или пел украинские песни.[5]

В 1931-1934 гг. – зампредседателя ОГПУ СССР В.Р.Менжинского; его приблизил к себе Г.Ягода. В 1932 г. вернулся в Украину в качестве особоуполномоченного ОГПУ – с целью «безусловного выполнения плана хлебозаготовок» и подавления антиколхозных протестов;  его полномочия  были неограниченными, включая право единоличного вынесения внесудебных смертных приговоров и отстранения  от должностей  руководителей любого ранга.  Приказывал не выпускать беженцев из голодающих районов и применять для этого оружие, весь хлеб забирать подчистую, угонять скот, чтобы не желающие идти в  колхозы умерли от голода.[6]
С 1934 г. член   ЦК ВКПБ, – очевидно, в награду за достигнутый «результат».
В 1934-1937 гг. – нарком НКВД УССР, организовывал массовые репрессии после убийства Кирова и Московских процессов 1936г.: количество выявленных «троцкистов», «террористов» и «шпионов» измерялось десятками тысяч. В 1935 г. за «заслуги» в ликвидации «врагов» становится комиссаром госбезопасности первого ранга. В 1936 г. награжден орденом Красной Звезды: «за беспощадную борьбу с классовым врагом и героические поступки»[7].

В мае 1937 г. переведен на Дальний Восток, но уже через месяц  снят со всех постов.  7 июля 1937 г. арестован. В  ноябре того же года расстрелян по обвинению в шпионаже в пользу Германии и троцкизм[8].  Реальной же причиной ареста Балицкого, вероятно,  была  его близость к Г.Ягоде, к  тому времени также арестованному.

Следует отметить, что о Балицком с восхищением отзывался Н.Хрущев. Достаточно интересно, что Л.Д.Троцкий, находясь в эмиграции, тоже говорил о Балицком, как о «настоящем большевике», и опубликовал о нем некролог в «Бюллетене оппозиции»[9],[10].

В 1998 г. решением Военного трибунала Московского военного округа   действия В.А.Балицкого были квалифицированы как военные преступления, а он сам признан не подлежащим реабилитации.



[1] Залесский К.А.Империя Сталина. М.,2000.

[2] Буровский А.М. Апокалипсис 20 века. В 3-х тт. Т.2. Россия, умытая кровью. М.,2010.

[3] Иваницкий И.А. Коллективизация и раскулачивание. М..1994.

[4] Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД. 1934-1941. М.,1999.

[5] Там же.

[6] www.memorial.kiev.ua/zhurnal/pdf/01-02_1997/45.pdf  , с.6.

[7] Виноградов В., Перемышленникова Н. Всеволод Балицкий. М.,1997.

[8] В 1918г. В.Балицкий был в немецком плену, и о его поведении там нам ничего не известно. Что же касается обвинения в «троцкизме», то, если иметь в виду ставку троцкистов на массовый террор, как основное средство построения коммунизма, то это обвинение приходится признать справедливым. Сам Троцкий считал Балицкого единомышленником – см. ниже.

[9] Кривицкий В. Записки. М.,1993. Вальтер Кривицкий – бежавший на Запад советский разведчик, сторонник Троцкого. Таким палачам, как Балицкий, Тухачевский, Постышев, Косиор, он поет хвалу в своих мемуарах. Издаваемый Троцким «Бюллетень оппозиции» опубликовал эти мемуары, – с хвалебными комментариями самого Троцкого. Н.С.Хрущев Постышева, Тухачевского и Косиора реабилитировал, Балицкого не успел – был смещен. Но в своих воспоминаниях отзывался о нем наилучшим образом –  почти в тех же словах, что и Троцкий.

[10] Фельштинский Ю.Г. Архив Троцкого. М.,2007.

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY