Па-беларуску На русском

Эйхманс Ф.И.

Федор Иванович Эйхманс, (1897-1937), родился на хуторе Юдупес Курляндской губернии (ныне – Латвия), в семье торговца. Национальность – латыш. Образование – высшее: окончил Рижский технический университет, а потом – военное училище в Риге. Участник Первой мировой войны, в марте 1917г. демобилизован по ранению, после чего устроился слесарем на завод в Петрограде. До революции политикой не интересовался, но после большевистского переворота вступил в партию большевиков[1]. В органах ВЧК – с 1918г., службу вначале проходил в Петрограде, где сблизился с начальником Кронштадской ЧК Андрониковым, который познакомил Эйхманса с известным чекистом Глебом Бокием, и в дальнейшем Бокий оказывал ему покровительство в карьере[2]. Политические мотивы в выборе Эйхмансом большевистской партии не играли особой роли, он просто реализовал «шанс на карьеру».

Г.И.Бокий назначил Эйхманса своим помощником, и взял его с собой  в Туркестан, где тот находился до осени 1923г. – в должности сначала помощника Бокия, потом – начальника 2го (восточного) отделения ГПУ, отвечавшего за «борьбу с контрреволюцией» в Центральноазиатском регионе. Война здесь велась особо жестокая: ставилась задача «уничтожить феодальные пережитки», а на деле – сломать традиционный  для мусульман и кочевников уклад жизни, Эйхманс средств не выбирал: основным методом «советизации» он избрал массовый захват заложников и их убийство при попытках населения не подчиниться большевистской администрации. Места наиболее массовых расстрелов, организованных Ф.И.Эйхмансом: Самарканд, Ургенч, Бухара, Хива.[3] Наиболее жестокими были репрессии в Бухаре, после аннексии Советской Россией Бухарского эмирства. Также «специальными отрядами» Эйхманса осуществлялись рейды по горным аулам Таджикистана, на территорию соседних Ирана, Афганистана, Китая. Во всех случаях «схема» Эйхманса была проста: вначале наносилось военное поражение действовавшему в тех краях отряду «басмачей», затем в населенный пункт входил «особый отряд» Эйхманса, брались заложники и выдвигалось требование всем сдать оружие, за отказ – заложников  убивали  на глазах остальных жителей, если не помогало – бралась следующая «партия» заложников, и все повторялось. В ряде случаев в аулах и кишлаках не оставалось в живых никого, так как никто не желал сдать оружие. Когда же оружие сдавалось, появлялась военная администрация А.И.Корка, и проводила собственно «советизацию» занятой территории[4].

В октябре 1923г. Ф.И.Эйхманс был назначен  начальником управления Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН): по своим «качествам», проявленным в Туркестане, он показался Ф.Э.Дзержинскому пригодным для этого. Режим, установленный в СЛОНе Эйхмансом очень мало отличался от того, какой был позднее в нацистских концлагерях: полное бесправие, сознательная политика унижения человеческого достоинства, избиения и расстрелы за неповиновение. Именно Ф.Эйхманс первым сказал: «У нас тут не Советская власть, а соловецкая!», имея в виду, что теперь заключенные не охраняются никаким законом и жаловаться куда-либо нет смысла[5].

В 1926г. Ф.Эйхманс приблизил к себе отбывавшего там срок Н.А.Френкеля и вскоре добился его освобождения; Френкель предложил Эйхмансу «заработать» при помощи эксплуатации в производственных мастерских и цехах, которые рекомендовал создать при лагере, по сути, бесплатного труда заключенных. «Идея» Эйхмансу понравилась, но в полной мере Френкель смог ее реализовать позднее, работая в Москве.

В  1929г. С.Ф.Эйхманс короткое время руководил 3м отделением спецотдела ОГПУ СССР (внешняя контрразведка), но вскоре его вернули в привычную «среду»: назначили первым начальником ГУЛАГ ОГПУ, подчинив ему Соловецкий, Вишерский, Северный, Казахстанский, Дальневосточный, Сибирский, Среднеазиатский лагеря[6]. На этом посту Эйхманс предложил В.Р.Менжинскому, председателю ОГПУ, «новшество»: направлять начальниками лагерей тех чекистов, которые совершили какие-то проступки. Он ссылался на то, что разбрасываться кадрами нельзя, а, поскольку руководство лагерями – дело непрестижное, то эти люди исправятся. Неизвестно, в самом ли деле он так думал, но вышло иначе: они стали совершать там преступления в отношении заключенных. Это только ухудшило условия содержания. При Эйхмансе особо распространенным явлением была смерть заключенных от эпидемических заболеваний[7]. Это и стало причиной его смещения с поста: Москва уже планировала широкое использование труда зэков в народном хозяйстве, и «политика» Эйхманса этому мешала. Так что после проверок на Соловках и в Вишерском лагере Эйхманса направили руководить геологоразведочной партией в Арктику, и только вмешательство Г.И.Бокия спасло тогда его от ареста.

В 1932-1937гг. Ф.И.Эйхманс под началом Бокия занимался шифросвязью и криптографией, а по совместительству – входил в созданный Бокием эзотерический  кружок. Близость к Бокию и стала причиной его ареста в июле 1937г. Ф.И.Эйхманс был расстрелян 3 сентября 1938г. по обвинению в «участии в заговоре в НКВД».

В 1956г. был полностью реабилитирован.



[1] Гвардейцы Октября. Роль коренных народов Балтии в установлении и укреплении большевистского строя.сб.док. и материалов. М.,2008.

[2] И.Андроников был не просто дворянином – он имел княжеский тиутл. Вместе с Бокием они занимались масштабными «конфискациями» ценностей и вымогательством.

[3] Иванов В.А. Механизм массовых рперессий в Советской России в 1920-1940х гг. М.,1998.

[4] Стецовский Ю.И. История советских репрессий. Т.1-2. М.,1998.

[5] Халанский С. Крещенные адом. Лагерная система сталинского периода. Мгадан,2003.

[6] Тепляков А.Г. Машина террора. М.,2008.

[7] Исаев И.А. История государства и права России. М.,2005.

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY