Па-беларуску На русском

Икрамов А.И.

Акмаль Икрамович Икрамов, (1898-1938), родился в Ташкенте в семье крестьянина. Национальность – узбек.  Образование – неоконченное начальное. Жил случайными заработками, бродяжничал. До свержения монархии политикой не интересовался. После революции увлекся большевизмом: ему понравились речи про «справедливость и равенство»; в 1918г. вступил в РКП(б).  Стал зампредседателя ревкома  в г.Наманган, где организовал «экспроприацию экспроприаторов» – насильственное изъятие имущества у состоятельных жителей. При этом распределения «по-коммунистически» не случилось: все награбленные ценности были присвоены членами ревкома и чекистами. Всех недовольных грабежом и посмевших жаловаться Икрамов велел расстрелять.[1] За этот «успех» его повысили по службе: он стал секретарем Ферганского обкома партии, затем – Сыр-Дарьинского. Ферганская долина издавна была районом межнациональных противоречий, а Икрамов лишь прикрыл межнациональный конфликт  коммунистической фразой: «буржуями» у него получались киргизы и таджики, даже самого «пролетарского» происхождения. С этой «поправкой» Икрамов принял активное участие в организации красного террора в Ферганской области. Часть награбленного сдавал партийному  руководству и Ферганской, затем – Ташкентской ЧК.[2]  За «усердие» был повышен по службе: стал секретарем ЦК Компартии Туркестана, и занимал этот пост до 1922г. Сблизился с А.И.Корком, Ф.И.Эйхмансом, К.В.Паукером; последний более всего поспособствовал его карьере. Вместе с этими лицами организовывал «борьбу с басмачеством» в Туркмении – уничтожение тех племенных групп туркмен, которые не желали отказываться от  религиозных и культурных традиций  прошлого и признавать атеистическую власть. Кирамов занимался «партийным обеспечением» карательных акций: обязывал местные партячейки содействовать карателям. Некоторые районы Туркмении усилиями А.Икрамова стали необитаемыми навсегда: после разрушения  поселков, уничтожения колодцев и вырубки садов[3].

С 1925г. А.И.Икрамов – секретарь ЦК КП Узбекистана, кандидат в члены ЦК ВКП(б), кандидат в члены Президиума ЦИК СССР. Поскольку И.В.Сталину Икрамова рекомендовал К.В. Паукер карьера Икрамова складывалась удачно. В 1929г. Икрамов уже 1й секретарь ЦК КП Узбекистана и секретарь Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б). Начиналась «борьба с кулаками», и Икрамов «развернул» ее в своем регионе: «кулаки» «назначались» совершенно произвольно, так как к тому времени местное население, и при царе не слишком богатое, было уже разорено. «Кулаков» при Икрамове не стало, зато регион заполнился нищими. Понадобилось специальное постановление ЦК ВКП(б), чтобы «деятельность» Акмаля поутихла[4].

К тому времени А.Икрамов  осознал, что Узбекистан – регион, способный жить и без указки Москвы. Тем более, что в Ташкенте он был полноправным хозяином – не хуже любого хана в дореволюционный период. Икрамов  сделал вывод, что ему «коммунизм» ни к чему. В том же смысле Икрамову давали советы и старейшины, к которым он, отойдя от революционного дурмана, стал прислушиваться. Еще в 1928г. А.И.Икрамов  установил негласный контакт с лидерами подпольной националистической узбекской партии «Милли Истиклял».  Понимая, что при новых своих взглядах опираться на коммунистов он не сможет, Икрамов сделал ставку на «Милли Истиклял». Ее организации начали легализовываться под «вывеской» партийных и комсомольских ячеек, и даже организаций «Союза воинствующих безбожников».  Были установлены связи с афганскими узбеками, обещавшими Икрамову  обширную поддержку – включая военную[5].

Но для Москвы Икрамов продолжал разыгрывать убежденного коммуниста. Когда в  1934г., была создана Политкомиссия ЦК ВКПП(б) «по борьбе с кулацко-байским сопротивлением» в Узбекистане, Икрамов первым поддержал эту инициативу; кроме него, в комиссию вошли: сторонник Икрамова, Ходжаев и В.В.Куйбышев. Сталин ставил вопрос не столько о «кулаках и баях», как о военной силе, о  коррупции в регионе и полную информационную его непрозрачность. Он отметил в своем  выступлении, что «Ваши отчеты – любые, включая погоду, мне приходится через НКВД проверять, и я сомневаюсь, что посылка очередной комиссии поможет делу. Скорее уж повредит: ваши люди купят эту комиссию, и пиши пропало»[6]. Сталин был прав: комиссия не помогла, а повредила: Икрамов умело подставлял под удар репрессий убежденных коммунистов и сторонников ориентации на Москву. Их объявляли «троцкистами», а местная «тройка НКВД» – Икрамов, Ходжаев, Тюрябеков, оформляла постановления на казнь.  Икрамов стал членом комиссии ЦК ВКП(б) по делу Бухарина-Рыкова в марте 1937г.  На февральско-мартовском пленуме ЦК ВКПП(б) 1937г., давшем старт «большому террору», А.Икрамов был одним из самых ярых его сторонников.

Весной и летом 1937г. ситуация в Узбекистане осложнилась: из-за репрессий грозила окончательно «лечь» экономика, возросла межнациональная напряженность: ходили слухи, что «русские и киргизы хотят извести узбеков», значительно активизировались проповедники радикального ислама. Обстановка напоминала ту, что сложилась там же полвека спустя, в конце 80х. – начале 90х.  Разница была в результате: А.Икрамов потерял осторожность, и близкие к нему люди стали открыто рассуждать о независимом Узбекистане. Конечно, кто-то из них не мог не «засветиться». Доложили И.В.Сталину, а он медлить не стал: 20 сентября 1937г. А.И.Икрамов был задержан группой захвата, а здание ЦК КП Узбекистана было занято бойцами НКВД, переброшенными из Москвы. Выступить организованно сторонники Икрамова не смогли: чекисты сильно опережали их в темпе[7].

А.И.Икрамов был одним из фигурантов на Третьем Московском  процессе в январе-марте 1938г. и был обвинен в измене Родине, в шпионаже в пользу Англии, в подготовке государственного переворота с целью отторжения Узбекистана от СССР. На следствии подвергался пыткам и истязаниям[8]. Свою вину признал полностью. Был расстрелян 13 марта 1938г[9].

В 1957г. А.И.Икрамов был полностью реабилитирован и посмертно восстановлен в КПСС.

Его сын и жена репрессиям не подвергались[10]. Сын, К.Икрамов, стал довольно известным писателем, а жена, Е.Л.Зелькина, работала в министерстве сельского хозяйства СССР, занималась научной работой.



[1] Какурин Н.Е., Вацетис И.И. Гражданская война в России. 1918-1921. СпБ.,2002.

[2] Аманжолова Д, Национальный вопрос в годы Гражданской войны в России. М.,2000.

[3] Данилов В.П. Советская деревня глазами ВЧК-ОПУ-НКВД,. 1918-1922. М.,1998.

[4] Прудникова Е.А. Сталин и хлеб. М.,2012.

[5] Хлевнюк О.В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М.,2012.

[6] Роговин В.З, Сталинский «неонэп». 1934-1936. М.,2003.

[7] Д. Э. Каррер.  Расколотая империя. Национальный бунт в СССР. Лондон, 1982. (на рус.яз.) Есть сведения о нескольких перестрелках в разных районах Ташкента.

[8] Это делалось по прямому указанию Сталина: «чтобы другим неповадно было».

[9] А вот сменивший Икрамова Ю.У.Юсупов занимал свой пост до 1950г. – и как раз при Юсупове и межнациональная, и  социально-политическая обстановка в республике  нормализовались. С экономикой было много хуже, но тут сказалась война. Попытки  Москвы поставить во главе Узбекистана «своего» человека предпринимались дважды: в 1925-1927 (Иванов), и в 1929 (Гикало), но неудачно: их быстро выживали. Найти «своего» узбека было еще  сложнее, но Сталин именно это и пытался сделать. Им и стал Ю.У.Юсупов. Икрамов мог им стать, но не пожелал.

[10] Правда, им пришлось публично отречься от отца и мужа.

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)



Каталог TUT.BY Rating All.BY