Па-беларуску На русском

Коган Е.С.

Евгения Соломоновна Коган, (1886-1937), родилась в Самаре, в религиозной еврейской семье. Образование: средне-специальное – окончила гимназию, потом  учительские курсы, некоторое время работала в школах, собиралась поступать в Московский университет. Но начавшаяся революция 1905г. помешала: Евгения Соломоновна решила посвятить себя политике. В 1907г. вступила в партию большевиков; одним из ее друзей стал видный большевик В.В.Куйбышев, который  впоследствии стал ее мужем. Из семьи Е.С.Коган ушла, с религией также порвала. Неоднократно арестовывалась за призывы к насильственному свержению существующего строя, а в 1912г. вступила в «боевую дружину» «Военной организации РСДРП(б)», связанной с большевистскими депутатами Госдумы, и готовившей вооруженное восстание.  В 1914г. была  арестована за незаконное хранение оружия и боеприпасов. Следствие затянулось, и до суда дело не дошло. В 1917г. Е.С.Коган – член Самарского губернского ревкома и участник вооруженного захвата власти большевиками в Самаре[1]. В 1918г. ее назначили секретарем  Самарского губкома партии. Несет ответственность за организацию Красного террора в Самаре: незадолго до занятия города белыми приказала взять заложников из числа имущих классов; перед сдачей города все они – порядка 1500 чел., – были по ее приказу казнены[2]. После того, как красные вернулись в Самару, Евгения Коган организовала «классовую месть»: приказала расстрелять всех офицеров и лиц, сотрудничавших с антибольшевистским правительством Комуча, которых удастся задержать. Называют разные цифры  убитых при этой «акции»:  от 200 до 500 чел. Число жертв могло быть намного большим, однако чекистов  в ее «распоряжении» на этот раз было мало, а красноармейцы выполнять приказы не стремились, и  многим арестованным удалось бежать. Евгения  Соломновна  «рвала и метала»: угрожала отдать под трибунал  тех, кто не желает «ловить контру». Вскоре ее отозвали в Москву: на нее стали жаловаться  чекисты, которых она подозревала в «сочувствии буржуазии». На фронт Коган больше не посылали[3].

В 1920х годах Е.С.Коган – один из главных участников создания советской цензуры. Эту «деятельность» Коган осуществляла «на пару» с Н.К.Крупской, вдовой Ленина. Формально в ЦК ВКП(б) не было секретаря  ЦК по культуре. Такой пост – «изобретение» хрущевских времен. Было другое: система «поручений ЦК» тем или иным «ответственным  лицам», не обязательно входившим в  состав руководства  партии. Коган  на эту роль подходила: и по взглядам, и по статусу.  В  «функции» Е.С.Коган входило: составление индексов запрещенных книг, подлежащих изъятию из библиотек, и надзор над «идейной выдержанностью» произведений искусства в целом[4].  «Деятельность» Евгении Коган была даже формально незаконной: она не занимала никаких правительственных постов, и ее «инструктивные письма», которые она писала на бланках ЦК партии, не имели никакой юридической силы. Тем не менее, мало кто смел их не исполнять. По ее указаниям газеты травили тех, кто был, по ее мнению, «непролетарским»; особенно ей «не нравились» Булгаков, Мейерхольд, Пастернак. «Доставалось» А.Толстому (за то, что был графом), М.Горькому (за то, что когда-то был «богоискателем»), и так далее[5]. С подачи Е.С.Коган подвергалась поношениям классическая литература, которая по ее приказам  изымалась из библиотек, она  запретила  и классику зарубежную, запретила детские сказки[6]. Под запрет Коган попала даже Новогодняя елка: Евгения Соломоновна «доказала» тогдашнему партруководству ее «контрреволюционность». Пресекла она и слабые попытки устраивать новогодние утренники в детсадах и школах хотя бы и без елки: «это приучает детей  получать что-то даром, без труда», утверждала она[7]. Коган считала необходимым полностью уничтожить дореволюционные произведения живописи и скульптуры, литературы и поэзии, так как их место должна занять «пролетарская культура»[8].

Но реализовать эти «смелые идеи» ей не позволил укрепившийся к 1929г. у власти Сталин: он понимал, что такие «эксперименты» приведут к самым плачевным результатам. По его решению в 1931г. Е.С.Коган была назначена секретарем Московского горкома  ВКП(б): Сталин надеялся, что, оказавшись на практической работе, Евгения Соломоновна займется хоть чем-нибудь путным.  В 1934г. ее ввели в состав ЦРК ВКП(б), а в 1936г. она стала еще и зампредседателя Моссовета. Однако «нагрузка» не пошла Коган впрок: вместо работы она занималась написанием новых «проектов реформ». Теперь ее «интересовала»,  в основном, проблема воспитания детей, и в 1937г. она внесла в Политбюро такую «идею»: 1. Каждый ребенок, начиная с девяти лет, должен быть «производительным работником». Работать он должен в специальном «трудовом лагере» с  обязательным ношением формы и обучением военному делу. 2.  Общение детей с родителями вредит коммунистическому воспитанию подрастающего поколения. Поэтому всех детей после грудного возраста надлежит взять на «общественное воспитание». После того, как станет возможным искусственное выкармливание младенцев, изымать детей будут сразу после рождения, с тем, чтобы они вообще не знали, кто их родители[9]. Выдвигая такие «идеи», Евгения Коган брала их не из головы, а приводила соответствующие цитаты из Маркса и Энгельса[10].

Если бы  она ограничилась посылкой своего «проекта» в секретариат Сталина, ей бы это сошло с рук: Иосиф Виссарионович ежедневно видел десятки подобных бумаг. Но Евгения Соломоновна разослала свое письмо в областные отделения Наркомата просвещения  СССР, в крупнейшие ВуЗы. Причем, она  отпечатала его на бланке ЦК. Дело выглядело так, что на места разослан официально вырабатываемый законопроект. Тем более, что документы на бланках ЦК доставлялись адресатам спецпочтой – через НКВД. В Москву посыпались недоуменные запросы. Каким-то образом  «проект» Коган попал за  границу, и в западной печати стали использовать его для дискредитации СССР; зазвучали утверждения,  что Коган написала его по поручению Сталина.

Сталин счел поступок Коган провокационным, а свой политический авторитет – поставленным под удар. 2 ноября 1937г. Е.С.Коган была арестована.

28 июля 1938г.  расстреляна по обвинению в «троцкизме».

В 1954г. полностью реабилитирована.



[1] Боевое прошлое. Воспоминания. Куйбышев. 1958.

[2] Мельгунов С.П. Красный террор в России. 1918-1922. М.,1992.

[3] Буровский А., Веллер М. Самая страшная правда о Гражданской войне. М.,2007.

[4] Максименков Л.В. Большая цензура. Писатели и журналисты в Старне Советов. 1917-1956. М.,2005.

[5] Блюм А.В. За кулисами «Министерства правды». Тайная история советской цензуры. 1917-1929. СпБ,1994.

[6] Глазков М.Н. Чистки фондов массовых библиотек в годы советской власти. 1917-1939.  М.,2001.

[7] Адоньева  С.Б. История современной новогодней традиции. СпБ.,1999.

[8] //Соцреалистический канон. Сб. исследований о «пролеткульте». СпБ.,2000.

[9] Голомшток И. Тоталитарное искусство. М.,1994.

[10] Таубергер А.Г. Системно-функциональный анализ тоталитиаризма. Нижний Новгород.,2003.

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY