Па-беларуску На русском

Люшков Г.С.

Генрих Самойлович Люшков, (1900-1968), родился в Одессе, в семье портного. Еврей. Получил среднее образование, работал конторщиком. Политикой до революции не интересовался, в партию большевиков вступил в 1917г., под влиянием старшего брата. Тогда же вступил в Красную гвардию, а в 1918г. был принят на службу в ВЧК. Член Одесского ревкома, был на подпольной работе на оккупированной немцами Украине, а в 1920г. – зампредседателя ЧК в Тирасполе, где «отличился» депортациями  румын. Затем служил в Одесской, Каменец-Подольской, Проскуровской ЧК, а в 1924г. был переведен в Харьков, и вскоре его отправили за границу – Люшков занимался экономическим шпионажем в Германии. Генрих Самойлович показал себя хорошим разведчиком, компенсируя природными способностями и умом нехватку образования[1].

В 1931г. Г.С.Люшков – начальник Секретно-политического отдела ГПУ Украины, и занимается «выкорчевыванием националистического подполья»: был одним из инициаторов фальсифицированного «дела» о «Союзе  украинской молодежи», за что его повысили – перевели в центральный аппарат ГПУ, и поручили ведение следствия по новому фальсифицированному делу: «Русской национальной партии». Люшков сам вел допросы арестованных[2]. Его вновь «отличили»: привлекли к расследованию обстоятельств убийства С.М.Кирова. Противодействовал попыткам Н.И.Ежова и А.В.Косарева[3] контролировать ход следствия, выдвинул версию о том, что стрелявший в Кирова Л.Николаев был психически ненормальным, и что зиновьевская оппозиция, на причастность к делу которой указывал И.В.Сталин, тут ни при чем[4].  Сталин простил Люшкову проявленную им принципиальность[5], а Н.И.Ежов даже сделал его одним из своих «фаворитов»: в 1934-1936гг. Люшков фактически забирает в свои руки из-под влияние Ягоды Секретно-политический отдел НКВД, готовит важнейшие приказы по наркомату и докладные записки в ЦК от имени наркома[6].

В 1935-1936гг. Г.С.Люшков – один из руководителей подготовки «Кремлевского дела» и процесса над Зиновьевым и Каменевым. В 1936-1937гг. – начальник УНКВД по Азово-Черноморскому краю, где руководил развертыванием массового террора.  Входил в краевую «тройку» НКВД, с его санкции был арестован, например, видный большевик А.Г.Белобородов. За «успехи» был награжден Орденом Ленина, и Ежов, доверявший ему теперь ненамного меньше, чем М.П.Фриновскому или Л.М.Заковскому, отправил его полпредом НКВД по Дальнему Востоку – по сути, своим личным представителем с  почти неограниченными полномочиями. Свои инструкции по работе ему дал и лично Сталин.  В Хабаровске Г.С.Люшков устроил «чистку» местного НКВД: было за что – местные чекисты, пользуясь удаленностью от центра, без стеснения занимались казнокрадством и различными хищениями. «Налево» уходили большие ценности.  Все это добро сбывалось в Китай, Японию, Корею, США, Канаду, а  в значительной мере – присваивалось или отправлялось в Москву в виде «доли» начальству. Люшковым были арестованы по этим фактам 40 чекистов[7], в том числе такой известный, как Т.П.Дерибас, были раскрыты  махинации в тресте «Дальстрой» и арестованы его начальник Э.П.Берзин и 21 его подельник[8]. Генрих Самойлович занимался там не только борьбой с коррупцией, но и депортацией корейского населения в Колымский край и на Камчатку, что обернулось  гибелью многих тысяч людей[9]. После 1934г. прежнюю принципиальность с него как рукой сняло,  и он заботился лишь о том, чтобы выжить.

Отношения Люшкова и Н.И.Ежова в 1938г. стали еще теснее, чем раньше: Ежов поручил Люшкову важную миссию: установить контакт с японской и американской разведкой, и выяснить, как Япония и США посмотрят на возможный приход к власти НКВД и лично Ежова. Люшков должен был контролировать поведение командования  Дальневосточным фронтом и его командующего, маршала В.К.Блюхера. В решающий момент Г.С.Люшков должен был взять ситуацию на Дальнем Востоке под свой  контроль. Непосредственный контакт с ним от имени Ежова поддерживал М.П.Фриновский.  Контакт с японцами определенного итога не дал: те ставили свою позицию в зависимость от отношения Ежова к японской политике в Китае, и так далее; Ежов же с ответом затруднялся[10]. Что касается позиции США, то она Люшкову была известна и без того: американцев устраивал Сталин. Г.С.Люшков заведенные им по поручению Ежова контакты с японцами и американцами использовал в личных целях: создал себе «запасной аэродром» на случай угрозы ареста[11].

Н.И.Ежов оберегал Люшкова от возможных неприятностей. Так, когда бывший нарком НКВД ЗСФСР Д.И.Лордкипанидзе на допросе у М.П.Фриновского назвал Люшкова причастным к «контрреволюционной организации правых», Ежов добился от него изменения показаний, и не сообщил об этом Сталину. А когда  показания о его «антисоветских взглядах» дали Л.Г.Миронов, Г.Е.Прокофьева, и Н.М.Быстрых, Ежов удалил из документов и эти показания тоже. Политическое недоверие Люшкову  высказал в апреле 1938г. В.К.Блюхер, но Сталин счел это следствием их личного конфликта, и не придал его словам значения[12]. Но затем положение Люшкова  осложнилось: были арестованы И.М.Леплевский и М.А.Каган – люди из ближайшего окружения Люшкова, он был снят с работы и вызван в Москву, а в Хабаровск поехал с проверкой личный представитель Сталина Л.З.Мехлис[13]. Понимая, что это значит, Генрих Самойлович решил не дожидаться неприятностей, и 13 июня 1938г. бежал к японцам.  Он попытался переправить за рубеж свою жену, жившую в Москве, но ее успели арестовать[14].

Сменивший Люшкова Г.Ф.Горбач провел «чистку» всех его ставленников: так Ежов  убирал всех, кто  мог дать уличающие  его  показания, особенно о контактах с Японией и США.[15]

Бегство Люшкова стало одним из главных поводов для смещения Ежова с должности: узнав о бегстве, Николай Иванович расплакался, и заявил: «Теперь я пропал».

В Японии Г.С.Люшков дал обширные, в том числе, с публикацией в прессе, показания о  «методах» работы НКВД, о пытках, депортациях и массовых бессудных казнях, привел множество примеров фальсифицированных политических судебных процессов, опубликовал ряд прихваченных им с собой документов. Не стал скрывать и своего участия в терроре, признав свою деятельность преступной.  Коммунизм Люшков охарактеризовал, как античеловеческую идеологию, а большевистский режим назвал преступным.

Работал в Токио, Дайрэне, сотрудничал с японской военной разведкой и генштабом.  Предостерег японцев от нападения на СССР – и в 1939, и в 1941гг., предупредив их о значительном превосходстве сил РККА над японской армией и о том, что нападение Японии на СССР будет выгодно только Сталину.  Также Г.С.Люшков предлагал японцам заключить приемлемый  мир с Китаем, предупреждая их, что война с Китаем  на руку только СССР и китайским коммунистам, для которых такая война – единственный шанс прийти к власти.  Категорически не советовал он и вступать в  войну с США.

В 1939г. Люшков был заочно приговорен в СССР к смертной казни[16].

После вступления Японии в войну с США для Люшкова стало  ясно, что проигрыш японцев неизбежен рано или поздно, поэтому он постарался  восстановить контакт с американцами. Точнее – стал ждать, когда те его сами найдут, что и случилось в 1943г.

Длительное время в советской и российской историографии циркулировали «сведения» о том, что Люшков, якобы, в 1945г. был «казнен японцами»,  «застрелился», был «уничтожен советскими диверсантами». Сам Люшков считал себя  изменником не Родине, а большевистскому режиму. Но в начале 2000х годов были рассекречены некоторые американские документы той эпохи. Из них следует, что в августе 1945г. Г.С.Люшков, в обстановке  краха Японии, бежал  и  укрылся на одной из конспиративных квартир американской разведки, а в октябре того же года – доставлен в США. Жил  по новым документам –  в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, был консультантом ЦРУ и Госдепартамента по проблемам Дальнего Востока и советской внешней политики. Автор нескольких «закрытых» монографий по истории советской  разведки. В 1960г. вышел на пенсию, вел размеренный образ жизни. К тому времени он был весьма обеспеченным человеком. Общения с публикой избегал по соображениям безопасности. Последние несколько лет жизни серьезно болел. Умер Генрих Самойлович Люшков в 1968г.[17]



[1] Скоркин К.В., Петров Н.В.  Кто руководил НКВД. 1934-1941. М.,1999.

[2] Ашнин Ф.Д.ф., Алпатов В.М. Дело «славистов»: 30е годы. М.,1994.

[3] А.В.Косареву, секретарю ЦК ВЛКСМ, это «любопытство» несколько лет спустя стоило жизни.

[4] Росляков М. Убийство Кирова. Политические и уголовные преступления в 1930х. Ленинград, 1991.

[5] Неверно, что Сталин «не терпел возражений». Другое дело, что эти возражения должны были быть по существу и  опираться на  очень веские аргументы. Видимо, у Люшкова они нашлись, и Сталин принял их к сведению, – правда, поступил  так, как того требовали  его политические интересы: обвинил в убийстве Кирова Зиновьева и Каменева с Троцким.

[6] Ильинский М. Нарком Ягода. М.,2005.

[7] www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/61147  В докладах Ежова Сталину упор, однако, делался не на экономических преступлениях – вполне реальных, а на мифической «контрреволюции».

[8] Павлюков А. Ежов. Биография. М..2007.

[9] Бердинских В.А. Спецпоселенцы: политическая ссылка народов Советской России. М..2005.

[10] Н.И.Ежов был готов уступить японцам Приморье, но те  такой перспективой не  соблазнились: им нужны были  сырье и ресурсы в обозримом будущем, тогда как  извлечение их из Приморья  требовало  многих лет и огромных затрат.

[11] Ковалев В. Два сталинских наркома. М.,1995.

[12] Черушев Н. Невиновных не бывает. Чекисты против военных. М.,2004. В.К.Блюхер и в самом деле  обвинял Люшкова  бездоказательно – пытался переложить на кого угодно другого свою вину за  провалы  в своей работе командующего Дальневосточным фронтом. Потому Сталин ему и не поверил.

[13] Заодно Л.З.Мехлис занялся и проверкой дел маршала Блюхера. Торчилов В.А., Леончик А.М. Вокруг Сталина. СпБ.,2000.

[14] Вскоре она была казнена, хотя к политике никакого отношения не имела и о работе мужа ничего не знала. Тем не менее, не реабилитирована до сих пор. Малолетняя дочь Люшкова попала в детдом, о ее судьбе ничего не известно.

[15] Самого Г.Ф.Горбача  расстрелял уже Берия.

[16] Куксин И. Побег столетия.  www.vestnik.com/issues/1999/0817/vin/kuksin.htm

[17] Интересны некоторые прогнозы Г.С.Люшкова на будущее. Так, он не верил в возможности диссидентского движения: «большинство оппозиционных групп  специально созданы КГБ для выявления недовольных». Не  верил в народное восстание: «Репрессивный режим в СССР настолько жесток, что исключает любой публичный протест, тем более с оружием в руках». Не считал он решающим фактором и экономическую неэффективность СССР: «Природные ресурсы страны столь огромны, что скомпенсируют сколь угодно бездарное руководство». Возможность перемен Генрих Самойлович связывал лишь с одним: с физическим  старением партийного руководства – «они несменяемы, и в этом их слабость; в конце концов они просто от старости выпустят руль из рук». Так и случилось в конце 1980х…

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY