Па-беларуску На русском

Погребинский М.С.

Матвей Самойлович Погребинский, (1895-1937), родился в местечке Белиловка Полтавской губернии в семье мелкого чиновника. Еврей. Получил начальное образование, работал конторщиком. До революции политикой не занимался. Участник Первой мировой войны: добровольцем пошел на фронт, был ранен. После госпиталя на фронт не вернулся: к тому времени уже совершился большевистский переворот, и надо было устраивать свою жизнь в изменившейся обстановке, тем более, что Матвей Самойлович успел за время лечения жениться. Работал лесорубом, грузчиком. В 1919г. был мобилизован в РККА, но на фронте не был: служил в хозяйственных частях, а в партию большевиков  вступил тогда, когда стало ясно, что они победили. Таким образом, выбор Погребинского был чисто «житейским»: он пошел за победителями[1].

В 1920г. Погребинскому предложили перейти в ВЧК, и он согласился: это означало статусный рост, хороший паек и зарплату. В 1920-1921гг. – председатель Военного трибунала Семипалатинской губернской ЧК; один из организаторов «Красного террора» против Семиреченского Казачьего Войска: казаки и крестьяне, жившие по берегам Иртыша, были зажиточными, и они отчаянно сопротивлялись тогдашней политике «коммунизации». М.Погребинский приказал вешать недовольных, и виселицы сплавлять по течению Иртыша – для устрашения населения. Также приказал расстреливать тех красноармейцев, которые отказывались такие приказы выполнять. «Активность» Погребинского заметили: перевели на политработу, а в 1924г. он стал помощником начальника Орготдела Административно-организационного управления ОГПУ при СНК СССР. В 1925г. он уже был начальником этого отдела, и занимал этот пост до 1929г. В функции М.С.Погребинского входило создание и развитие структур ОГПУ на местах, планирование «оперативных мероприятий» по подавлению «контрреволюции». Все репрессивные акции массового характера 1925-1929гг. были невозможны без участия  Погребинского. Прежде всего, это касается  Сибири и  Средней Азии, где сопротивление  большевизму затянулось надолго. В частности, ему принадлежала идея принудительного перевода кочевых народов на оседлый образ жизни, что обернулось гибелью десятков тысяч человек, а  многие малые народы Сибири оказались на грани исчезновения[2].

М.С.Погребинский пользовался  доверием В.Р.Менжинского, и, по его поручению, взял на себя дополнительную «обязанность»: провести эксперимент по «коммунистическому перевоспитанию» несовершеннолетних преступников и беспризорных в рамках специально созданной  в  Московской области Болшевской трудовой коммуны. Эту идею активно поддержал А.М.Горький,  возвращению которого из-за границы в СССР Погребинский, по поручению руководства ОГПУ, содействовал, и с которым  подружился. Погребинский сопровождал Горького в его поездке на Соловки в 1928г., и позаботился о том, чтобы знаменитого писателя встретили «потемкинскими деревнями» из переодетых заключенными охранников и солдат, и специально проинструктированных «активистов». Горький же познакомил его с Г.Г.Ягодой, к тому времени – фактическим главой ОГПУ, и содействовал его дальнейшей карьере[3].

Хотя Горький, приветствуя Болшевскую коммуну, исходил из самых благих побуждений, получилось иное:  каждый поступающий в коммуну, был обязан выдать всех своих знакомых по прежней деятельности, а также обязывался  активно доносить обо всех проявлениях воспитанниками и персоналом  инакомыслия или «нездоровых настроений». Воспитанники не имели права на личную жизнь: они были обязаны рассказывать публично о своих личных моментах и переживаниях. Подобная «ломка» психики самозваным «педагогом» Погребинским привела к самоубийствам и случаям  психических расстройств среди воспитанников этого «заведения», но протекция Горького позволяла  Матвею Самойловичу заминать любые скандалы. И в дальнейшем, занимая другие посты, Погребинский курировал Болшевскую коммуну, как образец, подлежащий внедрению  по всей стране; с его подачи о ней  сочинялись хвалебные  книги, ставились  спектакли и фильмы, в том числе, показывавшиеся за рубежом для пропаганды «достижений коммунистического воспитания молодежи»[4]. И.В.Сталин отрицательно отнесся к «педагогическим новшествам» Погребинского, но этот проект лоббировал Г.Г.Ягода, а с ним на тот момент Сталин не считал возможным  ссориться[5].

В 1930-1933гг. М.С.Погребинский возглавлял ОГПУ в Башкирии, и занимался там чекистским «обеспечением» коллективизации: башкиры подняли восстание и целыми селами уходили в леса, не желая отказываться от привычного им частного хозяйства, особенно это касалось той части башкир, которые занимались коневодством и промыслом  зверя. Чекисты, по указанию Погребинского, оцепляли лесные массивы, и прочесывали их, выявляя убежища ушедших, которым предъявляли ультиматум: или идти в колхоз, или немедленный расстрел каждого десятого. Что характерно – очень часто люди выбирали второй вариант. Одним из «результатов» «работы» Погребинского стало резкое сокращение поголовья лошадей в Башкирии: оно не восстановлено по сей день[6].

В 1933г. Погребинский был переведен в Горький (Нижний Новгород), и  возглавлял там областное управление ОГПУ, потом – НКВД до 1937г. Один из организаторов  массовых репрессий в области, член областной «тройки» НКВД. Осенью 1936г. карьера Погребинского пошла под уклон: его главный покровитель, Г.Г.Ягода, был смещен с поста наркома НКВД, а новому наркому, Н.И.Ежову, близкие люди предшественника были не нужны. Матвей Самойлович понимал, что долго на своем посту  он не пробудет. Но пока Ягода, хоть и не во главе НКВД, оставался «на плаву», и был членом ЦК, у него еще была надежда. Однако 25 марта 1937г. Ягоду арестовали. 4 апреля 1937г. М.С.Погребинский застрелился[7].

В предсмертном письме на имя Сталина он упрекает Иосифа Виссарионовича в уничтожении «множества прекрасных революционеров». «Логика» Погребинского удивляет: расстрел Сталиным преступников и палачей из «ленинской гвардии», он считает «возмутительным и чудовищным». А вот своей «деятельностью» по превращению детей в  шпионов и доносчиков он остался доволен[8].

Жена М.С.Погребинского, после его самоубийства, была осуждена на 8 лет лагерей. Его сын репрессиям не подвергался, участник Второй мировой войны.

«Болшевская коммуна» в 1938г. была закрыта. В  результате проверки, проведенной по приказу Сталина, были возбуждены уголовные дела по фактам издевательств, доведения до самоубийства и нескольким случаям изнасилований. Виновные в 1938-1939гг. были расстреляны.



[1] Абрамов В. Евреи в КГБ. Палачи и жертвы. М.,2005.

[2] Сибирская Вандея.Документы и материалы. Т.2. М.,2003.

[3] Горяева Т.М.,Домрачева Т.В., Бабаева Л.М.  между молотом и наковальней. Союз советских писателей СССР. Документы и  комментарии. Т.1. 1925-июнь 1941. М.,2011.

[5]  Существует ошибочное мнение, что Сталин после 1929г. был единовластным правителем; в действительности вплоть до 1939г. он неоднократно оставался в меньшинстве в Политбюро, и у него было много конкурентов. Удерживался «на плаву» Сталин лишь потому, что они боролись между собой…

[6] //Постметодика №2, 2001.

[7] www.a-lubianka.ru/index.php?id=4&pub=33 Гладыш С.Д. И вместо кличек нам вернули имена.

[8] Об отношении самого Сталина к Погребинскому можно судить по тому факту, что он ни разу не принимал Матвея Самойловича, и не звонил ему. Начальники областных УНКВД, как минимум, по одному  разу встречались с ним – представляясь по случаю вступления в должность. Но Погребинского Сталин не принял даже по такому поводу.

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY