Па-беларуску На русском
Правозащитники Против Пыток >> История карательных органов СССР >> Основные вехи развития органов государственной безопасности >> КГБ – Комитет Государственной Безопасности при Совете Министров СССР (1954-1978)

КГБ – Комитет Государственной Безопасности при Совете Министров СССР (1954-1978)

Комитет Государственной Безопасности (КГБ) при Совете Министров СССР был создан 13 марта 1954 г., путем выделения из МВД управлений, служб и отделов, имевших отношение к вопросам обеспечения госбезопасности. По сравнению с МВД и МГБ, предшественниками КГБ – новый орган занимал более низкое положение: был не министерством в составе правительства, а комитетом при правительстве. Председатель КГБ был членом ЦК КПСС, но в высший  орган власти – Политбюро – он не входил. Объяснялось это тем, что партийная верхушка хотела обезопасить себя от появления нового Берии – человека, способного отстранить ее от власти ради осуществления собственных политических проектов[1]

Первым Председателем КГБ стал И.А.Серов, а  в 1958 г., – А.Н.Шелепин, затем – с 1961 по 1967 гг. – В.Е.Семичастный, а после этого – до 1982 г. – Ю.В.Андропов.

Влияние КГБ, по сравнению со сталинскими временами, сократилось. Однако гарантия безопасности распространялась лишь на высшую номенклатуру – кроме тех случаев, когда кто-то из ее представителей нарушал принятые в этой среде «правила игры».

Оппозиционные настроения в обществе не исчезли, – просто они ушли «вглубь», а власть перестала выявлять их с прежней интенсивностью, так как не видела для себя прямой угрозы. Главным противником режима стали не какие-то подпольные группировки, а песни, стихи, книги, религиозные убеждения, личная честность и  порядочность тех или иных лиц. Борьба переместилась в сферу идей, где правящий режим был обречен на конечный проигрыш: «социализм», созданный в СССР, никого не привлекал, а предложить что-либо, помимо избитых коммунистических штампов, он не мог[2].

Поменялись, и методы «работы» спецслужб. Применялось осуждение по статьям 70 и 190 УК РСФСР: «антисоветская агитация» и «антисоветская пропаганда», чаще всего – на незначительный срок. Также применялось осуждение по фальсифицированным уголовным обвинениям. Широко применялось осуждение за «тунеядство»: диссидента увольняли с работы, и нигде больше не принимали, а затем привлекали к ответственности (безработные в СССР считались преступниками). Практиковался запрет на проживание в столичных городах (ссылка «за 101-й километр»). Обыденным делом было прослушивание телефонов, вскрытие переписки, демонстративное наружное наблюдение.
Новым «изобретением» спецслужб стало заключение наиболее активных диссидентов в психиатрические больницы. Тех, чья деятельность вызывала наибольшее раздражение, а арест был невозможен в силу международного резонанса – высылали за рубеж, либо понуждали к выезду. Вместе с тем, были и списки «невыездных» – тех, кому отказывали в выезде за границу. Характерным явлением этой эпохи стало движение «отказников» – лиц еврейской национальности, которым власти отказывали в праве выезда в Израиль[3].

Следует отметить, что диссидентское движение в СССР не столько массовым, сколько морально и политически значимым, и оказывало заметное воздействие на общественные настроения той эпохи, а некоторые из диссидентских групп стали в дальнейшем основой для формирования политических партий и общественных движений периода «перестройки», – в особенности, в Литве, Грузии, Украине[4].

КГБ того периода – до 1978 г. – имел следующую структуру:
– Первое главное управление (ПГУ) (внешняя разведка). Руководители: А.Панюшкин, А.Сахаровский, а с 1974г. – В.А.Крючков. Управление включало:
1. Управление «Р» – оперативное планирование и анализ. Из воспоминаний разведчиков того времени можно сделать вывод, что преимущество отдавалось планированию, – как правило, директивному. Отдельной аналитической службы КГБ так и не создал вплоть до 1991 г[5].
2. Управление «К» – контрразведка за рубежом (выявление агентуры противника, внедренной в советскую разведку, как легальную (посольства и прочее), так и нелегальную.
3. Управление «С» – нелегальные резидентуры за рубежом.
4. Управление «ОТ» – оперативно-техническое.
5. Управление «И» – компьютерная служба. Появилось только в конце 70-х – на 20 лет позже, чем в США.
6.  Управление «Т» – научно-техническая разведка. В основном занималось воровством западных технологий, в первую очередь – военных.  Изучения «магистральных» направлений в мировой науке, поиска ноу-хау, могущих быть внедренными в гражданскую промышленность, не велось. А ставка на копирование западных технологий лишала отечественных конструкторов стимулов к творчеству[6].
7. Управление разведывательной информации (анализ и оценка внешних угроз). К сожалению, в своей работе это управление руководствовалось не столько реальной ситуацией в мире, сколько указаниями ЦК КПСС. В итоге Генсеку и Политбюро докладывали то, что те хотели слышать, что делало неизбежными трагедии, подобные бессмысленной гражданской войне в Анголе[7].
8. Управление «РТ» – разведопераци на территории СССР. В мировой практике такого больше нет: нигде разведка не имеет права проведения разведывательных операций на собственной территории. На деле такая ситуация означала возможности для противоправных актов: можно было сделать  все, что угодно, и скрыть содеянное грифом «совершенно секретно»[8].
9. Служба «А» – активные мероприятия. Это понятие может включать в себя многое: от внедрения в разведку противника, до создания «легендированных» (то есть,  поддельных) диссидентских групп, от заброски диверсантов – до похищения людей[9].
10. Служба «Р» – радиосвязь.
11. Служба «А» восьмого управления КГБ – шифровальные службы. На Западе к такой работе привлекались целые научные институты, а  талантливые математики и программисты получали крупные гранты на свои исследования в интересах разведки. В СССР ничего подобного не было: ученым предлагали «труд на благо Родины» за «спасибо».

Интересно посмотреть на «специализацию» ПГУ по регионам мира[10]:
– США и Канада (упор – на военную разведку);
– Латинская Америка (упор – на поддержку левоэкстремистских повстанцев и противодействие китайскому влиянию на них, основная база – Куба);
– Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Африка (бывшие британские колонии) (упор – на Африку: поддержка стран «некапиталистического пути развития»);
– ГДР,ФРГ , Австрия. Характерно, что Германию рассматривали, как единое целое, – значит, искусственность ее разделения осознавали. И еще: нейтральная Австрия пользовалась столь же высоким вниманием разведки, что и член НАТО ФРГ[11];
– Бенилюкс, Франция, Швейцария, Италия, Испания, Португалия, Югославия, Румыния, Греция, Албания.  Интересно, что «социалистическая» Румыния ставилась в один ряд с «вражескими» странами, как и Югославия. Официально в рамках Варшавского Пакта 1955г. было установлено, что страны ОВД не ведут разведывательной деятельности друг против друга. Как видим, на Румынию это не распространялось[12];
– КНР, Лаос, КНДР, Южная Корея, Вьетнам, Камбоджа. Южную и Северную Корею рассматривали, как единое целое, имея в виду использование их разведвозможностей друг против друга[13];
– Япония, Индонезия, Таиланд, Малайзия, Сингапур, Филиппины. База – Япония, упор – на поддержку повстанческих движений (Индонезия, Филиппины);
– неарабские страны Ближнего Востока, Иран, Турция, Израиль, Афганистан. Такое объединение было явной ошибкой: слишком уж разные страны КГБ пытался рассматривать «в комплексе».  Иран, Турцию, Афганистан, Израиль следовало выделить в отдельные направления. В ЦРУ так и было;
– контакты с социалистическими странами.

Второе Главное Управление (внутренняя безопасность и контрразведка). Руководители (до 1980 г.): П.В.Федотов, О.М.Грибанов, С.Г.Банников,  Г.К.Цинев, Г.Ф.Григоренко. Его структура также любопытна:[14]
– 1-й отдел – США;
– 2-й отдел – Великобритания;
– 3-й отдел – ФРГ;
– 4-й отдел – Восток;
– 5-й отдел (его функции нам неизвестны);
– 6-й отдел – эмигрантские организации (такие, как НТС, «Наша страна», и так далее);
– 7-й отдел – борьба с терроризмом. Акцент делался на выявление возможной связи с террористами работников иностранных дипмиссий;
– 8-й отдел – иностранцы в СССР. По этой линии работали и ПГУ КГБ, и ГРУ, и МВД. Все они стремились к контролю над проституцией, спекуляцией импортными вещами, наркотиками, порнографией. Отсюда –  коррупция и моральное разложение «органов». Выявлению реальной иностранной агентуры все это мало помогало, зато  «опека» КГБ  отравляла жизнь обычным интуристам и студентам-иностранцам[15];
– 9-й отдел – следственный;
– 10-й отдел – охрана дипкорпуса и наружное наблюдение;
– 11-й отдел – розыск и поимка агентов-парашютистов. Примерно с 1962 г., и до самого 1991 г. этот отдел бездействовал: Запад  отказался от нелегальной переброски своей агентуры в СССР вообще, а не только по воздуху. Затраты  на такие операции не оправдывали себя – провалившийся «засланец» терялся, чаще всего, не успев сделать ничего существенного. Подготовка же таких «засланцев» занимает много лет и стоит большие деньги[16].

В 1960 г. Второе Главное Управление КГБ  было реформировано, по инициативе А.Н.Шелепина.  Первые 6 отделов оставались прежними, остальные же изменились так[17]:
– 8-й отдел – антисоветские листовки и анонимки (в связи со значительным ухудшением социально-экономической ситуации в стране эта «проблема» стала к началу 60х достаточно значимой. Проверки чаще всего выявляли, однако, не какие-то подпольные группировки, а  отчаявшихся и обозленных людей, писавших свои листовки от руки – за отсутствием свободы слова;
– 9-й отдел – контрразведывательное обеспечение промышленности;
– 10-й – иностранцы, приезжающие по линии науки и культуры, на учебу, агентурная разработка лиц, устанавливающих «преступные связи» с иностранцами;
– 11-й – духовенство и буржуазные националисты. В Литве, Эстонии, Западной Украине, Грузии и Армении это было серьезной проблемой для властей. Так, в Литве католическая церковь де-факто была легальной оппозицией режиму, и имела широкую общественную поддержку, а в Грузии движение в защиту грузинского языка и памятников истории и культуры захватило даже многих партработников[18];
– 13-й отдел – атомная промышленность;
– транспорт;
– контрабанда и незаконные валютные операции.

Третье Главное Управление КГБ – военная контрразведка. Следует отметить, что во всей структуре КГБ это Управление было наиболее эффективным, и наименее поражено коррупцией, так как занималось  нужным делом – защитой военной тайны, технических и научных  достижений, имеющих оборонное значение, складов оружия и боеприпасов, ядерных объектов, НИИ и лабораторий военного назначения, военных заводов. «Политики» там было мало, поэтому к работе привлекались настоящие профессионалы. Военная контрразведка действительно выявила немало иностранных агентов, пытавшихся завладеть военными секретами СССР[19].

Четвертое Управление – до 1960 г., Пятое – с 1967 г. – борьба с антисоветскими элементами. Другое название – «Идеологическое». Наличие такого отдела, специализирующегося на политическом сыске, основанном на некоей идеологической доктрине (в данном случае – марксизм-ленинизм) – характерный признак несвободного государства.

Инициировал его создание в качестве самостоятельного подразделения КГБ Ю.В.Андропов.  Считалось, что его задача – «борьба с идеологическими диверсиями противника». Много позже – в 1989 г. – ввели иной термин: «защита конституционного строя». Разница между этими двумя терминами – не только внешняя, но и смысловая. Идеологической диверсией можно было назвать что угодно, тогда как покушением на конституционный строй – ограниченный перечень деяний. С «идеологическим противником» можно было бороться, не выбирая средств, тогда как при защите конституционного строя приходится считаться с  Конституцией. Кроме того, борьба с «идеологическими диверсиями» означала приверженность КГБ определенной идеологии, тогда как «защита конституционного строя» означает внеидеологический статус спецслужб: они призваны служить стране, а не лицам и партиям. Следует отметить, что первым подобное изменение функций спецслужб намеревался осуществить Л.П.Берия[20].

Численность центрального аппарата 5го Управления КГБ  была поначалу небольшой: в 1967 г. – около 200 чел, но она быстро росла. Структура Управления была такова:
-1-й отдел – работа по каналам культурного обмена, творческим союзам, НИИ, медицинским и культурным учреждениям. Писатели, поэты, врачи и музыканты, архитекторы и скульпторы  –  находились в его «ведении»[21].
– 2-й отдел – работа совместно с ПГУ против центров «идеологических диверсий» западных стран, против националистических и шовинистических групп и эмигрантских организаций.
– 3-й отдел – работа по линии студенческого обмена, студентов и преподавателей. Занимался вербовкой «стукачей» в студенческой и преподавательской среде.
– 4-й отдел: «работа» по линии религиозных конфессий, «курировал» церковь, фактически ведал назначениями и перемещениями священнослужителей, закрытием и открытием храмов, и так далее.
– 5-й отдел: розыск авторов анонимных антисоветских листовок, проверка сигналов о фактах терроризма («телефонный терроризм» и тогда был), «предотвращение массовых антиобщественных проявлений». Под  этим термином понимались забастовки, митинги, собрания, пикетирования, сбор подписей под различными воззваниями и петициями, – словом, любое несанкционированное коммунистической партией групповое действие политического характера[22].
– 6-й отдел: планирование и информационная работа, «обобщение и анализ данных о деятельности противника по планированию идеологических диверсий, разработка мероприятий по перспективному планированию и информационной работе».также занимался перлюстрацией корреспонденции.
– 7-й: (образован в 1969 г.): «выявление и проверка лиц, вынашивающих намерения (!)применить взрывчатые вещества и взрывные устройства в антисоветских целях». «Выявленных»  ставили на оперативный учет – годами  вели на них агентурные дела. А вот когда в 1977 г. группа армянских террористов-националистов произвела теракт в московском метра, КГБ их заранее «выявить» не смог. Еще 7-й отдел проверял «сигналы» об угрозах в адрес высших руководителей страны – вопрос, которым в США, например, занимаются служба безопасности президента и ФБР, а вовсе не разведка.  А поскольку людей, желавших «вождям» всего самого «доброго» было множество, легко представить себе объем копившихся в 7м отделе Пятого Управления ненужных бумаг[23].
– 8-й: (образован в 1973 г.): «выявление и пресечение идеологических диверсий подрывных сионистских центров». За отсутствием реальных «сионистских центров» отдел занимался преследованием за религиозную деятельность, за намерение выехать в Израиль, и даже за попытки отмечать еврейские праздники или изучать иврит. К «подрывным центрам» причислялись такие всемирно известные еврейские благотворительные и культурно-просветительские организации, как «Сохнут», «Джойнт», и прочее[24].
– 9-й: (образован в 1974 г.): «ведение наиболее важных разработок на лиц, подозреваемых в организованной антисоветской деятельности, (кроме националистов, церковников, сектантов), выявление и пресечение враждебной деятельности лиц, изготовляющих и распространяющих антисоветские материалы, проведение агентурно-оперативных мероприятий по вскрытию на территории СССР антисоветской деятельности зарубежных ревизионистских центров». Занимался «разработкой» «крупных» диссидентов, – таких, как А.Солженицын, В.Буковский, Л.Алексеева. Тех, кто составлял издания, подобные «Хронике текущих событий», либо регулярно передавал информацию иностранным корреспондентам, устраивал пресс-конференции. Что касается «ревизионистских центров», то имеются в виду лица, разделяющие социал-демократические или социалистические, но не отвечающие «линии партии» убеждения.  Сюда же относились сторонники «конвергенции» – синтеза капитализма и социализма (Рой и  Жорес  Медведевы, например)[25].
– 10-й: (образован в 1974г.): проведение контрразведывательных мероприятий против зарубежных антисоветских организаций (кроме украинских и прибалтийских националистов).
– 11-й: (образован в 1977 г.): по проведению «оперативно-чекистских мероприятий по срыву подрывных акций противника и враждебных элементов в период подготовки и проведения Летних Олимпийских игр в Москве. По окончании игр отдел «занялся» «курированием» спортивных организаций.
– 12-й отдел занимался прослушиванием телефонных переговоров населения;
– 14-й отдел – «курировал» телевидение и радиовещание – как в отношении цензурной и редакционной политики, так и в плане «разработки» кадров.

Была также группа координации (на правах отдела) с аналогичными Управлениями спецслужб соцстран. Наиболее известный руководитель Пятого Управления КГБ – Ф.Д.Бобков (1969-1983годы).

В 1954-1960 гг. существовало Управление экономической безопасности КГБ, затем  оно было по каким-то причинам расформировано, и воссоздано лишь в 1982 г[26].

Шестое Управление КГБ – безопасность на транспорте.
Седьмое Управление – оперативно-поисковая работа (наружное наблюдение).
Восьмое Главное Управление – шифровально-дешифровальное и обеспечения связью.
Девятое Управление  (1969-1990) – обеспечение охраны руководства партии и правительства. Длительное время его возглавлял В.Т.Медведев. Десятое Управление (1954-1959) – Управление Коменданта Московского Кремля.

Управление медицины и здравоохранения (обеспечение медобслуживания высших должностных лиц, контрразведывательное обеспечение наиболее значимых медицинских учреждений, домов отдыха, санаториев, курортов)[27]. Управление обеспечения деятельности защитных объектов (система убежищ и бункеров для руководства страны на случай войны и чрезвычайных ситуаций).

16-е Управление – (создано в 1973 г.) – служба электронной разведки и радиоперехвата.
Агентурный аппарат КГБ на 1968 г. насчитывал около 260,000 негласных сотрудников, а с учетом тех, кто либо не проходил по документам, либо привлекался к «работе» на определенный период (зарубежная командировка, например), – насчитывал в несколько раз больше. На оперативном учете в качестве «наблюдаемых» и «разрабатываемых» лиц в тот же период состояло свыше 1 млн. чел[28].



[1] Север А. История КГБ. М.,2008.

[2] Алексушин Г.В. История правоохранительных органов. Самара,2005.

[3] История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР. М.,2002.

[4] Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Нью-Йорк, 1983.

[5] Север А. Спецназ КГБ. Гриф секретности снят. М..2008.

[6] Хмельницкий Д. Беседы с Виктором Суворовым. М.,2009.

[7] Мяло К. СССР в «малых» войнах. 1945-1991г.г. М.,2006.

[8] Келер Д. Секреты «Штази». , Смоленск, 2000.

[9] Гордиевский А. КГБ: история внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. М.,1999.

[10] Колпакиди А., Север А. КГБ. М.,2010.

[11] Шебаршин Л. Длинная рука Москвы. М.,2007.

[12] Крючков В.А. Личное дело. Т.1. М.,2007.

[13] Роэн У. История секретных служб. Т.2. М.,2010.

[14] Кокурин А.И., Петров Н.В. Лубянка. История ВЧК – ОГПУ – НКГБ- МГБ – МВД – КГБ. 1917-1991. М.,2003.

[15] Рыбников В.В., Алексушин Г.В. История правоохранительных органов Отечества. М.,2007.

[16] Калугин О.Д. Прощание с КГБ. М.,1995.

[17] Барон Дж. КГБ сегодня. М.,1992.

[18] Алексеева Л. Указ. соч.

[19] Дегтярев К. СМЕРШ. М.,2009., Колпакиди А. Империя ГРУ. Т.2. М.,2008.

[20] Бобков Ф.Д. КГБ и власть. М.,1996.

[21] Павлова И.В. Принятие решений в сталинской системе социализма. Новосибирск,2008.

[22] Бобков Ф.Д. указ. Соч.

[23] Леонов Н. Воспоминания. М.,1994.

[24] Войнович В.Н. Антисоветский Советский Союз. М.,2010.

[25] Сайт документов КГБ, раскрытых в Прибалтике. www.kgbdocuments.eu/index.php?243955

[26] Кокурин А., Петров Н. Структура Центрального аппарата КГБ при Совете Министров СССР. 1954-1960., www.memo.ru/history/nkvd/stru/54-60htm

[27] Досье на ПГУ. www.razvedinfo.ru/content/pgu-main-1

[28] www.memo.ru/history/nkvd/stru/61-67htm

Вы можете следить за комментариями к этой странице через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий к этой странице.

Комментировать

— Это не спам (обязательно, если вы не робот)

 
Каталог TUT.BY Rating All.BY